Мэр должен быть все время на крючке у депутатов, – интервью с городским главой Николаева Сенкевичем

Сенкевич

Почти два месяца назад новоизбранный мэр Николаева Александр Сенкевич принял присягу городского главы. Молодой ІТ-шник стал самой большой надеждой Николаева на изменение устоев, которые внедрялись сторонниками «Партии регионов» на протяжении долгих лет. Сенкевичу довелось управлять городом в нелегкое время – новый бюджет, подготовка к зиме и ряд реформ, которые еще предстоит реализовать молодому политику.

В эксклюзивном интервью интернет-изданию «Мой город» мэр Сенкевич рассказал о том, каким ему показался  на вкус «хлеб мэра», что его связывает с экс-губернатором Николаем Кругловым, главных кадровых назначениях, борьбе с «пелипасовщиной» и других важных вопросах из жизни города.

— Александр Федорович, вы новый человек в политике и впервые на посту мэра. Насколько ваши представления о работе городского главы отличаются от того, чем вы сейчас занимаетесь?

— Я думал, что все будет совсем по-другому, что я смогу заниматься стратегическими вопросами и не отвлекаться на всю эту бумажную мишуру. На самом деле (показывает на свой рабочий стол, переполненный бумагами, – ред.)… лучше всяких слов. Я очень надеюсь, что в ближайшее время у меня появится новый первый зам, который снимет с меня напряжение, и я смогу действительно заниматься теми вопросами, которыми, я считаю, должен заниматься городской глава.

— Чем, по вашему мнению, должен заниматься мэр?

— Стратегическими вопросами развития города. Он должен принимать решения, которые будут жизненно важными для города, и контролировать их исполнение.

Изменением структуры перевозки граждан, созданием стратегии перехода на ОСМД, стратегическими вопросами привлечения инвестиций. Я должен изучать наши возможности и искать финансирование, встречаться с инвесторами, рассказывать им нашу стратегию, как предприятия будут вписываться в наш город, о том, какие у нас хорошие работники и все остальное. К сожалению, сейчас я занимаюсь крышами, подвалами. Это второстепенное, это то, чем может заниматься не обязательно городской глава (может и заместитель – ред.).

— Недавно экс-губернатор Николай Круглов в СМИ заявил о том, что помогал вам во время предвыборной гонки. Так ли это?

— В моей предвыборной кампании мне помогало очень много волонтеров. И я не удивлюсь, если Николай Петрович Круглов, в том числе, помогал на волонтерских основаниях в проведении моей кампании. Я с ним единственный раз в жизни встречался и можно сказать, что он мне действительно при встрече пожелал удачи, сказал, что я выбрал правильное направление и теми методами, которые мне могли бы посоветовать «советчики», я не смогу победить. Та траектория, которую я выбрал, она на позитиве.

— Почему Круглов поддержал вас, а не своего ставленника Игоря Дятлова?

— Какие обязанности он исполняет сейчас? Мне кажется, он сейчас пенсионер. Могу сказать, что на момент нашего общения мне было удивительно, но он сказал, что поддерживает меня. Сказал: «Я поддерживаю новое дыхание, новое мышление». Я говорю, а как же ваши ученики? Как он точно сказал, я не помню, но что-то вроде «это другая школа».

— Круглов предлагал вам свою помощь после победы на выборах?

— На самом деле даже если бы он предложил, у меня сейчас столько операционных проблем, за которыми я даже не успевал с ним поговорить. Я думаю, учитывая его жизненный опыт и политический вес, он мог бы рассказать что-то интересное. Но этим я займусь позже. Для меня есть конкретные специалисты в какой-то сфере. И я могу брать советы у специалистов в определенной сфере, если у меня возникают в ней проблемы. Я, честно говоря, не изучал в какой сфере специалист Николай Петрович, поэтому пока у меня не возникало мысли брать у него советы, какие-то идеи и т.д. Исходя из этого, могу сказать, если у меня, я понимаю, что в политических вопросах у него есть экспертиза серьезная, возникнут такие проблемы, я, наверное, к нему обращусь. С другой стороны, брать его на работу к себе или еще как-то сотрудничать с ним как бывшим партийцем «Партии регионов» у меня нет возможности. И желания наверно нет, этого нет в моей идеологии.

— Последний месяц вы занимались новогодней программой, открыли больше 10 елок и провели десятки публичных встреч. Практически все ваше время ушло на публике в формате «поговорим-обсудим». Насколько целесообразно тратить время мэра на развлекательные мероприятия вместо реальной работы? Не считаете ли вы, что кредит доверия к вам на грани завершения, какие конкретные дела вы сделали за последний месяц?

— Как минимум, мы подготовились к зиме, как минимум мы подготовили проект бюджета. То, что я нахожусь на елках, не означает, что я там, как вы выразились, «почти все время». Вы знаете со скольки я работаю и до скольки? Вчера я ушел с работы, по-моему, в 21.00, можно проверить по записям. У меня ненормированный рабочий день: обычно он начинается с половины девятого, иногда он начинается с 7 утра и заканчивается среднестатистически где-то в 10 вечера. И это больше чем 8 часов, может даже и в 2 раза. А может я испытываю удовольствие. Вы не думали, что мне может реально нравится открывать елки, общаться с людьми? У меня ненормированный рабочий день, время я распределяю согласно того, как мне удобно, как я планирую.

— Кадровые назначения: Сенкевич новый мэр, а команда старая, получается, что только Гранатуров из всех предшественников был плохим и из-за одного человека жизнь николаевцев была неахти. Вы активно анонсируете изменения, но по-прежнему работаете с людьми Гранатурова: Шевченко, Гайдаржи и т.д. Многие расценивают данный факт как прогиб под систему. Вы пришли изменять систему или стать ее частью?

— Ну я же не с Гранатуровым работаю. Давайте дождемся конца зимы, и тогда я смогу вам откровенно сказать или не смогу сказать, что вон посмотрите, как мы провели эту зиму с этой же командой, и как мы провели предыдущую зиму с этой же командой, но с другим руководителем. И можно будет понять: проблема в команде или в руководителе. Если вы считаете, что изменять систему – это изменять людей в ней, то вы ошибаетесь глубоко. Систему нужно изменять решениями, подходами и т.д., а исполнители в этой системе играют совсем незначительную роль. Достаточно всего 5 человек в городе для того, чтобы изменить жизнь города. Поймите, только глупый управленец на моем месте изменял бы команду в преддверии принятия нового бюджета, зимы и зимней уборки, ставил бы каких-то новых людей, которые только месяц или 2 входили бы в этот ритм и понимание. Есть такая штука – мозаика. И вот в этих мозаиках разного цвета есть определенное количество дырочек. Вы как не переставляйте эти мозаики, они все равно будут в этих дырочках на этой доске. Нужно изменить мозаику на шахматную доску, тогда изменится система. Систему нельзя изменить, просто ударив по ней молотом.

Очень многие люди, которых я, как вы говорите, хотел поставить на своих замов, не готовы работать за 3 тысячи гривен. У них есть, кроме каких-то моральных устоев, еще материальные обязательства – это семьи, дети, кредиты и т.д. Человек, который может зарабатывать там 25 тысяч гривен (за стенами этого здания), он должен быть альтруистом типа Сенкевича, который захочет это делать не за 25, а за 3 тысячи гривен, и таких людей нет.

Именно финансовый вопрос (мешает набрать команду – ред.). Есть очень много людей, которых я хотел бы пригласить, но они сказали: «Обеспечь нам достойное проживание, чтоб я не думал о деньгах, чтоб я думал о городе». У меня сейчас такой возможности нет.

— Вы неоднократно заявляли о назначении замов из других городов, но пока не озвучили ни одной фамилии или даже характеристики претендентов. Кто эти люди, и как скоро они начнут работать?

— У меня есть возможность, у меня есть желание попробовать. В ближайшее время я думаю появиться человек, Александр Олефир, который будет представлен на должность первого зама. На самом деле он, наверное, войдет на должность какую-то без изменения структуры. Замов утверждает горсовет и в этом смысле мне нужно будет пройти целую процедуру. Но к обязанностям, к изучению вопросов он приступит в понедельник, 11 января. Он будет моим первым человеком. В дальнейшем у меня есть еще несколько человек, с которыми я веду переговоры.

— У нас была информация, что вашим первым замом станет Валентин Гайдаржи. Сейчас вы озвучили имя вашей кандидатуры. Рассматриваете ли вы кандидатуру Гайдаржи как заместителя, не первого, дальше?

— У него есть должность, на которой он сейчас находится – зам по ЖКХ. Да, я рассматриваю его. На самом деле я попросил каждого из моих замов написать небольшое эссе о том, как он видит свою работу и что ему мешает хорошо исполнять свои обязанности. Люди написали, что им действительно хотелось бы изменить, что им мешает…

— Намерены ли вы пересматривать продленные Андриенко договора, в частности с предприятием под руководством Надежды Шуличенко, которая поставляла в детские учреждения порченые продукты? Какие еще договора успел продлить Андриенко? Ведется ли по данному факту служебная проверка?

— Дело в том, что контракт – это законная штука, его можно продлить, его можно разорвать. Есть правила, которые прописаны в самом контракте. С Шуличенко произошло то, что она написала (заявление об увольнении – ред.) по собственному желанию, потом передумала и отозвала его на следующий день. Ей продлили контракт. Все договора, все контракты, которые были, я автоматически продлеваю на 3 месяца. Почему? На этот вопрос я ответил раньше. Потому что сейчас меняется система и в процессе заключение договорных отношений, тендеров и все остальное. Что касается Шуличенко и КОПа нашего – это вообще отдельный вопрос, он должен рассматриваться более детально в свете того, что новым бюджетным кодексом предусмотрена отмена питания детей с 1 по 4 класс, а, следовательно, нам нужно пересматривать условия тендеров. По нашим расчетам сумма уменьшится с 40 может даже на 25 млн гривен ожидаемой стоимости, возможно, мы ее разобьем по районам. Наша задача не сделать так, чтобы КОП выиграл тендер, наша задача, чтобы дети были накормлены. Если КОП выиграет, будем просто смотреть. Есть общественный резонанс, есть контроль.

За этим уже есть огромный контроль, в том числе и со стороны общественности, в том числе и из нового депутатского корпуса. Я не намерен ничего прикрывать, а наоборот, только поощряю любого рода контроль.

— Передел собственности в Николаеве продолжается, ярким примером тому является ситуация в ОСМД «Северная звезда». Алексей Пелипас пытается отобрать у жителей подвальные помещения, на этот конфликт уже отреагировали нардепы и прокуратура, вы пока не высказывали своего мнения. Какова ваша позиция по данному поводу и вообще как вы планируете бороться с «пелипасовщиной»?

— Я как мэр обещаю горожанам, что я не буду выдавать никакие незаконные разрешения, которые выдавались здесь до этого. Подвал является вспомогательным помещением, которое принадлежит всем жителям дома на правах общей собственности. Город не в праве раздавать подвалы, чердаки и т.д. – это моя принципиальная позиция, об этом знают архитекторы. То, что касается отсуживания или оспаривания права собственности, – я не могу на это влиять, для этого есть правоохранительные органы, прокуратура, для этого есть жители, которые могут инициировать этот иск и т.д.

Впереди у нас создание новых депутатских комиссий…

— Кстати, с ними уже депутаты определились?

— С ними все нормально, проект висит на сайте, я надеюсь, что (депутаты – ред.) проголосуют, сессия у нас 26 числа, потому что это их решение. Здесь мы проверим политическую составляющую: сами сделали, а если сами еще и не проголосуют, то это будет явно саботаж. Когда будут созданы депутатские комиссии, я буду сомнительные решения, которые мне будут таковыми казаться, выносить на депутатские комиссии. Исходя из этого, профильные депутатские комиссии будут выносить решения. И я уже буду принимать решения, исходя из их мнения, выносить их на сессию или не выносить.

— Что вы планируете делать в конкретном случае с подвалом в новостройке на ул. Архитектора Старова? Возможно, обратитесь к Пелипасу?

— Алексей Александрович (Пелипас – ред.), если данное помещение вам досталось незаконно или вы знаете, что оно могло быть незаконным, пожалуйста, не занимайтесь глупостями, откажитесь от него в пользу жителей и не лишайте их вспомогательного помещения.

— Как вы считаете, на него подействует ваше обращение?

— Я сомневаюсь, что на него что-то повлияет. Он взрослый человек и делал это не просто так, а скорее всего, преднамеренно. Туда были вложены деньги, скорее всего. Вряд ли он меня послушается, я для него не указ.

— Это означает, что по этому вопросу будет принято такое же решение, как и по мансарде на Декабристов?

— Я не знаю, каким образом судья могла сказать, если экспертиза говорит, что это вспомогательное помещение – чердак, а судья в решении пишет – не вспомогательное помещение. Что еще нужно судье, чтобы она сказала, что это чердак? Карлсон чтобы там завелся…

— Как обстоят дела с привлечением инвесторов в город?

— На данном этапе мы сейчас планируем заняться вопросом аэропорта, планируем сделать небольшой инвестиционный форум всех, кто хочет вложить деньги в наш аэропорт. Пригласить, обсудить, свозить их туда и показать им, где и что у нас есть.

Нужно, чтобы мы искали инвесторов, – это то, о чем я вам говорил, и то, на что мне не хватает времени. Ездить куда-то к фирмам, искать и предлагать им, что городская власть пойдет им на встречу, найдем им землю удобную, найдем им, как подвести без каких-либо проблем коммуникации и т.д. Этот вопрос у нас в ходе работы. Мы этот вопрос разрабатываем и сейчас пока, опять же говорю, мы занимались этой ерундой-чепухой, которая может горожанам показать работает мэрия или не работает: тот же мусор, тот же снег, бюджет, тот же вопрос ЖКХ и т.д.

— Транспорт остается одной из больных проблем Николаева. Уже неоднократно сгущались краски и «Оппоблоком», и другими представителями партий о целесообразности закупки б/ушного транспорта. Какая ваша позиция в этом вопросе?

— Все зависит от соотношения «качество-цена». Если мы говорим о том, что бы я хотел покупать, я считаю, что нужно покупать новый низкополый транспорт, чтобы он был удобен для людей с особыми потребностями, которые должны свободно перемещаться и чувствовать себя комфортно. Другой вопрос, каким образом? За деньги нашего бюджета это сделать невозможно на данный момент. С учетом того, что нам в июле придется передать людям в ОСББ в собственность более-менее приличные дома и нужно помочь им в ремонте, вопрос покупки нового транспорта исключается. Мы его не рассматривали в бюджете на 2016 год. То, что есть, нам пока этого хватит. В дальнейшем, я думаю, город все-таки должен богатеть и нужно рассматривать вопрос покупки такого транспорта за кредитные деньги под низкие проценты ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития – ред.) и т.д.

— С маршрутками ситуация также почти не изменилась – льготников отказываются везти, выгоняют АТОшников, хамят, транспорт в плохом состоянии, детям некоторые до сих пор отказывают в проезде по 2,5. Остановки полноценно оборудованы мало в каких местах. Как обстоят дела с конкурсом на перевозки, когда он будет проведен конкретно по датам?

— Конкурс на разные маршруты проводится в разное время. Есть те маршруты, по которым в этом году будем проводить, есть те, по которым в следующем году. На данном этапе мы пытаемся просчитать возможность изменения правил провоза жителей, оплаты проезда и т.д. Я не могу вам сегодня это сказать, потому что вначале будут проведены расчеты: мы хотим узнать, как будем возить людей по километражу, а не по билетам, и выгодно ли это будет. Пассажиропоток мы будем изучать до конкурса, предположительно это март-апрель. Конкурсы по маршрутам пройдут не позже января 2017 года.

— Когда будут установлены GPS-контролеры? Это анонсировал еще ваш предшественник.

— Это будет тоже прописано в условиях контракта. Сейчас ищем оператора, который будет этим заниматься. Либо оператор установит GPS-контролеры за собственные средства и будет брать деньги за пользование, или же они (маршрутчики – ред.) установят их за собственный счет.

— Как вы оцениваете работу николаевской общественности? Их главным занятием ранее было пикетирование горсовета, так как на их сообщения не было соответствующей реакции властей. Как вы планируете задействовать общественников в работе горсовета, комиссий и т.д., так как они готовы работать на волонтерских началах и неплохо разбираются в отдельных вопросах.

— Я призвал всех общественников, которые считают себя специалистами в какой-то сфере зайти в экспертно-общественный совет и предлагать свои идеи, но не просто генерировать идеи на свежий воздух, а готовить проекты решений сессий. Эти проекты решений будут обсуждаться. Мы говорили о том, что будем представителей общественности приглашать на заседания комиссий, они будут объяснять свою позицию.

— Уже кто-то откликнулся?

— Пока что не откликнулся никто. Я очень надеюсь на это, у нас же очень сознательная общественность.

— Недавно разгорелся скандал вокруг введения «пропускной системы» для общественников и журналистов на сессию горсовета. К какому итогу пришли вы и депутатский корпус?

— С чего все началось: все началось с того, что депутаты-оппозиционеры обиделись на то, что на сессии горсовета произошло то, что произошло. Есть нормы, как мы можем говорить о том, могут ли работать депутаты в сессионном зале, если набивается толпа общественников, которые стоят в проходах, которые стоят рядом с ними (депутатами – ред.). Это их смущает. С одной стороны это смущает, с другой стороны давит на них, с третьей стороны – дышать нечем. Смысл был в том, чтобы было оговорено, сколько максимально может выдержать зал.

Я никогда не ограничивал (доступ людей в сессионный зал – ред.) и высказывался только за красную карточку, которую и продолжаю считать уместной. Кто нарушает дисциплину – удалить из зала, если он не слушает – удалить из зала. Мало того, удалить из зала с лишением возможности посещать следующую сессию. Если человек был удален за нарушения – желтую карточку ему показали, он не понял, что этого нельзя делать, – ему дают красную и следующий матч (сессию) он пропускает. Я считаю, что это нормально, цивилизованно. Мы же его бить не можем, наказывать на всю жизнь не можем, но мы должны показать, что так делать нельзя. Надо человека проучить, и тут нет ничего такого. Ограничение людей и т.д. – депутатский корпус осознал свою ошибку и, по-моему, они вычеркнули это из регламента.

А вопрос красной карточки, я так считаю, и пусть меня поднимают на смех, мол он сам общественник. Я никогда не орал на сессии, я ходил на сессию, фиксировал, записывал, потом ходил на депутатские комиссии и там с ними разговаривал. Я никогда не мешал проведению, не надо меня путать с общественниками, которые просто кричали «Банду геть!». Я если кричал «Банду геть!», то объяснял почему.

Я просто считаю, что во всем должен быть порядок. Даже хаос, который происходит, он должен быть упорядочен.

— Среди многих николаевцев бытует мнение, что в городе нет современной культурной программы, а мероприятия проходят в духе СССР: возложение, поздравление, вручение. Как, по вашему мнению, вдохнуть новую жизнь в культурную программу Николаева?

— Мое мнение простое – я не специалист во всех вопросах, я специалист в управлении. Я считаю, что общественность, которая считает так, для этого есть специальные люди, институт культуры им. Поплавского. Объясните мне, чему их учат? Неужели должен городской глава во всем разбираться и в этом тоже.

Сейчас мы говорим о том, что есть конкурс на создание площади и т.д., у нас есть конкурс молодежных проектов. Мы постоянно говорим: давайте, предлагайте проекты, мы будем выбирать. Вполне возможно, что нам такие массовые мероприятия тоже нужно проводить по конкурсу. Понимаете, создание какого-то серьезного мероприятия – это не просто генерация идей: вот давайте сделаем, там будет снег падать. Хорошо, у нас была идея на День Святого Николая, что Святой Николай может прилететь на вертолете. Идея классная? Классная! Но когда мы узнали сумму, сколько стоит аренда вертолета на час, мы поняли, что это стоит, как 3 наших праздника в общем все. Мы отказались от этой идеи. Потом мы подумали про лодку, Святой Николай же покровитель мореплавателей и т.д. Смысл в том, что мы можем генерировать идеи, но на это должен быть запрос у общества.

— Куда горожане могут подавать свои предложения?

— Во-первых, на городского главу. Мне можно написать письмо, обратится в канцелярию и сказать: вот у нас есть идея о том, как провести то или иное мероприятие или праздник. И тогда уже мой зам напишет мне ответ о том, что есть люди, которые занимаются культурой, считаю, что это можно сделать, или в чем они видят проблему. Создадим рабочую группу по проведению этого праздника, и там это все распишем более детально. Должна исходить инициатива. Когда мне во дворе кричат: «Почему вы не починили наш люк? 10 лет нам уже не чинят этот люк, который провалился». Нужно спросить у них, они сообщали куда-то об этом люке? Нет! «А почему мы должны об этом сообщать?». Я же не вижу все люки городские, и какие из них проваленные.

Мне кажется, это логично, нужно решать просто все в целом в стране. Последние события двухлетней давности говорят о том, что нужно менять очень многое, в том числе и культуру жизни.

— Высший хозсуд расторг договор, согласно которому парк «Победы» был сдан горсоветом в аренду. Как известно, арендатор запустил территорию. Также город остался без аттракционов, которые пустили на металлолом. Как в дальнейшем, вы считаете, можно вернуть былую славу центра развлечений для всей семьи парку «Победы»? Какая судьба ждет парк?

— Я не могу вам сейчас ответить. На самом деле содержание любого парка – это большие деньги, а уж тем более его модернизация и приведение его к какому-то цивилизованному виду, учитывая площади этого парка.

— Горсовет не намерен подавать иск в суд на недобросовестного арендатора?

— Мы, несомненно, думаю, сделаем это, если еще не сделали. Мы должны смотреть на то, что мы хотим сделать с этим парком. Там было очень много разных вопросов: может мы сделаем там аквапарк или еще что-то. Для этого нужно найти инвестора. Инвестор должен понимать, что если он туда вложит деньги, что у него опять завтра не отсудят и не заберут этот парк снова.

— В прошлом году заработал Центр защиты животных, но на улицах все равно бегают стаи бродячих собак. Возможно, нужны какие-то новые подходы?

— Есть 2 подхода к решению этих вопросов: это гуманный и негуманный. Негуманный – это убийство животных, на это я пойти не могу, потому что я городской глава, который не может на это пойти. Если харьковский городской глава пошел на это, отстреливал собак, то я на это пойти не могу. Для того чтобы гуманно уменьшить их популяцию, нужно бороться двумя способами: первое, это действительно то, что сейчас делается в Центре защиты животных, собак стерилизуют и отпускают. Второе, это реально работа с населением, то чего пока не было и то, что мы планируем начать с весны: это информирование людей о том, что собак своих нужно стерилизовать, о том, что нужно их чипировать. Чипировать – это не в ухо бирку, а под холку зашить чип, чтобы если собака потерялась, ее можно было найти. Мы создадим учет домашних непродуктивных животных. Это все, что мы планируем делать, но изменить популяцию гуманным способом невозможно.

— Многие водители сетуют, что нарушают правила парковки, из-за того, что в Николаеве оборудовано мало мест для машин. Как водитель какое решение вы видите этой ситуации? Кстати, парковка возле горсовета также оборудована с нарушениями – как раз возле зебры.

— Я считаю, что в городе всегда недостаточно мест для парковки. И всегда будет недостаточно, сколько бы их не было. Количество автомобилей изменяется, город проектировался на тот момент, когда машин было меньше. Конечно же, мы этот вопрос рассматриваем, даем разрешение на установку парковок возле частных заведений за счет людей, которые там работают.

Могу сказать вам как автолюбитель, только ленивые люди ставят автомобили, нарушая ПДД. Всегда можно найти место, припарковаться и пройти пешком, что я собственно и делаю, поэтому как основатель группы «Автобыдло» не позволяю себе этого.

— Работу коммунальщиков во время праздников вы оценили на «4». Николаевцы впервые были удивлены цветом дорог после снегопада – наверно так солью еще никогда не посыпали (в хорошем смысле). Какие перспективы вы видите в борьбе с непогодой? Ведь и дождь, и снег, и гололед для Николаева превращаются в стихийное бедствие.

— Именно поэтому мы использовали в этом году соль, а не песчано-солевую смесь, чтобы песок и грязь не засоряли их (ливневые люки – ред.). Очень дорого содержать дороги в хорошем состоянии, используя старые технологии.

Мы тоже хотим использовать специальные смеси, хотим заниматься тем, что рассыпать не сухую смесь, а форсунками разбрызгивать растворы. То, что мы сейчас делаем, – мы не сыпем соль во время снегопада, а делаем это до снега. Мы смотрим прогноз, что нам сообщает метеостанция, что будет снег и, в частности в час ночи 31 декабря, когда вы все кушали оливье и бутерброды с красной икрой, автомобили занимались посыпанием дорог, поэтому жители Николаева не почувствовали гололед первого числа.

— Сколько времени нужно, чтобы перейти на новые технологии?

— Я думаю, в течение ближайших трех лет это возможно гипотетически. На это влияют исключительно деньги. Все технологии у нас есть, люди у нас есть, остались деньги, чтобы прибрести транспорт, оборудование и смеси. Я уже писал в интернете, что тонна соли стоит 670 гривен, а тонна бишофита 15 тысяч гривен. Разница есть? Эти деньги, которые мы можем сэкономить на бишофите, а он работает лучше, чем соль, мы можем использовать на ремонт дорог.

— Подводя итоги, хотелось бы знать, какую оценку вы можете поставить сами себе по итогам рабочего месяца? Что удалось сделать за это время? Узнали ли вы для себя что-то новое?

— Скажу честно, что я много нового узнал, каждый человек на новой позиции и на новой должности узнает очень много всего нового. Эти знания и эта должность с этой стороны смотрится совсем по-другому. Придя сюда, я открыл для себя очень много ограничений, которые мне не позволено сделать как госслужащему. Нельзя просто взять и оптимизировать процесс и полученную прибыль, уменьшить количество людей и увеличить зарплаты. Этого сделать нельзя, потому что регламентировано есть зарплата чиновника. Могу сказать, что я, наверное, себе поставил бы «4». Исходя из тех знаний, которые у меня были, и тех знаний, которые я внедрил за то время, которое у меня было.

Опять же, могу сказать, что мне попалось такое время, предновогоднее время, которое требует больших временных затрат, задачи, которые очень трудно понять и осмыслить обыкновенному человеку не находясь здесь. Это и бюджетный процесс, и подготовка к зиме, и все остальные вопросы, это и «елки-палки», это и все остальное. То, что на самом деле нужно делать городскому главе, и то, что не всегда видно. Как вы увидите бюджетный процесс? Сколько мы потратили времени? И что с 24 на 25 декабря я здесь ночевал, у себя здесь в кабинете. Это же трудно узнать, почему он ночевал?! Ему, что делать нечего, домой не хочет идти? Вот из-за этого я могу сказать вам, я оцениваю работу свою хорошо и работу своих замов в том числе, которые остались и занимаются теми вопросами, которые я им делегирую.

— С какими основными проблемами вы столкнулись на должности мэра Николаева?

— Я сюда не шел зарабатывать деньги, я знал, куда иду, в этом смысле все очень просто. Есть большая проблема, опять же говорю, это недофинансирование рабочей силы. Мне мешает невозможность заплатить достойную зарплату. Наверное, ограниченность в полномочиях. Я не могу просто так изменять структуру. Просто так взял и поменял структуру, нет, я должен их утвердить, вынести на сессию, они проголосуют (депутаты – ред.), а могут и не проголосовать. На самом деле городской глава несет ответственность за исполнительную власть, он глава исполнительной власти, а заниматься этой властью у него нет возможности, потому что законодательный орган – городской совет – должен ему еще мешать, а не помогать. Исходя из этого, второе – это ограничение полномочий городского главы. Третье – эти политические игры или политические договоренности, с которыми городские депутаты не мешали мэру, а помогали ему. В чем идея с мэром? Мэр – это избирательная позиция, но снять его могут депутаты 2/3 голосов. Что это означает: мэр должен быть все время на крючке у депутатов. Они будут ему говорить, что если не пойдешь у нас на поводу, мы тебя вообще снимем. Понимаете, он (мэр – ред.) не неограничен в своих действиях. Если бы они могли огласить мне импичмент в процессе голосования, а не снимать просто, тогда я мог бы быть намного раскрепощенней, принимать более радикальные решения. Городской глава – это не просто директор магазина, который захотел уволить продавца – уволил, не захотел – не уволил, захотел – поднял зарплату, не захотел – не поднял. Это человек, который в отличие от бытующего мнения, что это хозяйственник, в первую очередь, все-таки политик.

— Каким мэром вы хотите войти в историю Николаева и запомнится горожанам?

— Я не хотел бы запомниться реформатором. Я хотел бы запомниться человеком, которого люди не знали, как зовут. Почему? Потому что они живут так хорошо, что они забудут, как зовут их мэра. На самом деле, если бы я стал таким человеком, я подумал бы, что моя миссия выполнена.

Беседовали Дарья Козачук и Юлия Лукьяненко

Также читайте:

Метки:,