В Николаевском СИЗО врадиевского-насильника атакуют заключенные

Среда, 25 сентября, 2013 09:59

Завтра в Николаеве стартует самый громкий судебный процесс нынешнего года — начнутся заседания по делу об избиении и изнасиловании милиционерами 29-летней продавщицы из Врадиевки Ирины Крашковой.

Как сообщил адвокат пострадавшей Евгений Стельмах, на заседание приедет выздоравливающая Крашкова. «Могу предположить, что процесс будет длиться 3—6 месяцев», — добавил Стельмах. Об этом пишет Сегодня.

«Будем воевать за справедливость, добиваться максимального срока для них. Я речи не готовлю, но в глаза им что-нибудь скажу…» — говорит Ирина Крашкова.

Подозреваемых повезут в суд под усиленным милицейским конвоем во избежание попыток самосуда. Адвокат Дрыжака Владимир Клименко утверждает: в экспертизах нет доказательств того, что его клиент причастен к изнасилованию. А Дрыжак следствию сообщал, что в момент преступления был на рабочем месте, в РОВД. Однако прокуратура считает иначе.

«Собрано достаточно доказательств, чтобы вынести обвинительный приговор», — заявила спикер николаевской облпрокуратуры Наталья Абрамова, ссылаясь на заявление прокурора Николаевщины. На этом настаивает и защита Крашковой.

Николаевские тюремщики рассказали, что один из узников, Дрыжак, содержащийся в камере возле бани СИЗО, сам стал жертвой атак заключенных.

«Его камера — недалеко от бани. Так вот, когда ведут других подследственных в душ, то приходится проходить мимо камеры с этим арестантом, так вот некоторые, особо матерые арестованные, бьют по двери камеры Дрыжака, выкрикивая ругательства в его адрес. Мы таких, конечно, наказываем. Насколько я знаю, Дрыжак живет в камере с еще одним экс-ментом. Смотрит телевизор, читает, подавленным не выглядит, такое впечатление, будто у себя дома. Хоть он и не считается каким-то особо опасным по нашим критериям, но сотрудникам николаевского СИЗО дано распоряжение без необходимости с ним не общаться — что в целях безопасности арестанта и тюремщиков», — рассказал один из сотрудников николаевского управления тюремной службы. Официально в ГПТС этого не опровергают.