Бить женщин — это не по-мужски: в Николаеве судят спортсмена, который избил до полусмерти парня, заступившегося за девушку

Среда, 26 августа, 2015 10:27
наручники

— Мой сын работал строителем, делал людям ремонты, — рассказала «ФАКТАМ» Евгения Ивановна, мать 33-летнего жителя Николаева Сергея Макарова. — Часто приходил за полночь, но даже когда очень уставал, не заваливался спать, а садился за компьютер. Ни на встречу с друзьями, ни на свидания с девушками у него не оставалось сил. Сын отдыхал, общаясь со знакомыми в социальных сетях…

В тот злополучный день было так же. Просидев за экраном монитора до двух часов ночи, Сергей сказал матери, что выйдет в ближайший бар выпить бокал пива. Евгения Ивановна ждала сына долго и уже стала переживать, не случилось ли с ним чего-нибудь. Но тут дверь в прихожую открылась, и в квартиру, с трудом переставляя ноги, вошел человек. Мать с трудом узнала в грязном, окровавленном и изуродованном мужчине своего сына…

Читайте также: Николаевец, защищая девушку на Намыве, поплатился собственным здоровьем: парень перенес несколько операций

— Это был тихий ужас, — сдерживая слезы, говорит Евгения Ивановна. — Сережа с трудом дошел домой и в ванной потерял сознание. Увидев его посиневшее безжизненное тело, я решила, что мой сын умер — так страшно он выглядел. Но все равно побежала вызывать «скорую помощь». Медики сообщили, что сын жив, при этом давление очень слабое, критически низкое. По всем признакам у Сережи было внутреннее кровотечение. Но в больницу его почему-то не везли, пытались на месте поднять давление медицинскими препаратами. Только когда я устроила скандал и потребовала немедленной госпитализации, к нам приехала вторая бригада и Сережу сразу же забрали на операционный стол.

Сергей Макаров был в тяжелом состоянии. У него диагностировали разрыв селезенки, множественные повреждения и ушибы внутренних органов, внутреннее кровотечение.

— Врачи думали, что не смогут его спасти, — вздыхает мама пострадавшего. — Из-за большого количества гематом у Сережи практически остановилось кровоснабжение организма, все его сосуды были наполнены кровяными сгустками. Слава Богу, на нашу беду откликнулось много людей. Десять человек бесплатно сдали для Сережи кровь. Сыну сделали переливание и вставили дренажи, чтобы сгустки могли выходить и сосуды очищались. На второй день после операции ему стало легче. Сергей пришел в сознание и смог говорить. К нему сразу же пришли оперативники Заводского райотдела милиции, которым об избитом пациенте сообщили врачи. Милиционеры сработали мгновенно: опросив Сергея, работников бара, всех свидетелей, они через несколько дней поймали преступника, покалечившего моего сына.

— Нам удалось выяснить подробности происшествия и задержать злоумышленника по горячим следам, — рассказал «ФАКТАМ» начальник уголовного розыска Заводского райотдела милиции Николаева Максим Строк. — Им оказался профессиональный спортсмен Александр (имя изменено. — Авт.), кандидат в мастера спорта по боевым видам самбо. Он, видимо, сидел в баре давно и был уже нетрезв. Вместе с ним отдыхали парни и девушки. Компания вела себя шумно и мешала остальным посетителям. Угомонить их попыталась женщина, находившаяся в заведении вместе с мужем. Она подошла, сделала Александру замечание. Вместо того чтобы извиниться и вести себя потише, он стал грубить и оскорблять женщину. Она рассердилась и в сердцах сбросила с его стола зажигалку и сигареты. В ответ спортсмен со всей силы ударил ее по лицу. Женщина упала. К ней тут же кинулся муж, а Александра попытался утихомирить еще один посетитель — Сергей Макаров.

— Сережа позже рассказывал, что хотел усовестить этого агрессивного мужчину, но делал это спокойно, — вспоминает Евгения Ивановна. — Просто сказал, что нельзя бить женщин — это, мол, не по-мужски. В ответ спортсмен бросился на него, сын не успел даже среагировать. Профессиональным ударом Александр вырубил Сережу. Он потерял сознание, а спортсмен продолжал бить парня ногами и кулаками по телу, по голове… Его остановили девушки из той компании. Подбежали, стали кричать, что парень, которого бьет Саша, уже, наверное, мертв. Только тогда спортсмен утихомирился. Даже помог Сереже встать. Вытащил его на улицу, подвел к ближайшему фонтану и посадил на бордюр. Когда к сыну стало возвращаться сознание, обидчик издевательски спросил его, как тот себя чувствует. Сережа пробормотал, что нормально. Тогда Александр демонстративно, чтобы все слышали, сказал: «Я думаю, ты всем доволен. Если нет — мы встретимся еще».

— Подозреваемый был очень удивлен, когда мы нашли его, — продолжает Максим Строк.— Он даже не пытался скрываться, потому что был уверен, что никто его не заподозрит. Нам действительно непросто дались поиски злоумышленника — информацию собирали по крупицам. А когда вычислили виновника, то первым делом посоветовали ему бежать в больницу, к потерпевшему и его матери. Почему мы так сделали? Во-первых, не могли арестовать — после избиения прошло уже больше суток, а по истечении этого срока мы можем задержать подозреваемого в драке только по решению суда. Во-вторых, мы уже знали его в лицо, поэтому скрываться от нас ему было бы трудно. А если он оплатит Сергею лечение, то и жизнь парню спасет, и приговор себе облегчит. Именно так он и поступил.

— Я поразилась, когда к нам в палату зашел человек, избивший Сережу, — вспоминает Евгения Ивановна. — Он говорил, что очень сожалеет о случившемся, приносит свои извинения и готов компенсировать затраты на лечение. Это было очень кстати. Хоть врачи с нас не взяли ни копейки, сами лекарства стоили баснословные деньги. Во всяком случае, для нас. Александр оплатил их, а еще пообещал частично компенсировать Сереже утрату его трудоспособности. Сын ведь не сможет больше делать ремонты. Но я на это не сетую: хорошо хоть не погиб. Это уже третий раз, когда Сергея спасает чудо.

За свои 33 года он пережил три клинические смерти. В первый раз — в девять месяцев от роду. Тогда у него было воспаление легких, которое дало осложнение на внутреннее ухо. Врачи долго не могли поставить диагноз, ребенок угасал на глазах. Слава Богу, нашелся грамотный лор, который сделал малышу операцию. Он сказал, что если бы мы подождали еще день-два, гной мог вылиться в мозг и спасти ребенка было бы невозможно. Еще два раза у Сережи останавливалось сердце из-за проблем с сосудами. Вегето-сосудистая дистония — наше семейное заболевание. Я пережила остановку сердца и клиническую смерть, когда рожала сына. Видимо, передела ему свой диагноз по наследству. Но Бог хранит нас. То в последний момент находится нужный доктор, то, как сейчас, виновник его травмы согласился оплатить ему лечение.

На имя начальника Управления МВД в Николаевской области Виталия Гончарова я написала письмо, в котором выразила благодарность Максиму Струку и его оперуполномоченным Анатолию Мусейчуку и Анатолию Чолаку за спасение моего сына. Что касается Александра, то Бог ему судья. Нам он, конечно, ничего не должен — и так выплатил много денег. Что касается его дальнейшей судьбы, это будет решать суд.

— Хотя потерпевшие подали заявление о том, что не имеют к подозреваемому никаких претензий, закрыть уголовное производство мы не можем, потому что оно открыто не по их заявлению, а по факту, — объясняет Максим Строк. — Александра будут судить за умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, ему грозит до восьми лет лишения свободы. Правда, суд может дать и меньше, учитывая его раскаяние и помощь в лечении избитого парня.

Другие новости:

Метки:, , , , ,