Николаевские десантники, вернувшись домой из АТО, продолжают защищать Украину в тылу

Среда, 7 октября, 2015 15:18
a27983c11fcab762a4ca9393fc

79-я отдельная аэромобильная бригада была создана в июле 2007 года путем экспериментального объединения 79- го аэромобильного полка с 11-м полком армейской авиации. Бывшая советская 40-я отдельная десантно-штурмовая бригада переформирована в аэромобильную бригаду. В 90-х годах переформирована в 79-й отдельный аэромобильный полк. Десантники 79-го полка принимали участие в ряде миротворческих операций в странах бывшей Югославии (Сербия, Косово, Македония, Черногория), Сьерра-Леоне, Ираке, Либерии. Десантники 79-й бригады неоднократно показывали пример грамотного выполнения боевых задач. Опыт, полученный в ходе многочисленных международных операций по поддержанию мира в горячих точках планеты, сейчас активно используется при АТО, сообщает «depo.ua«.

Руководитель бригады — Шандар Алексей Михайлович — полковник Вооруженных сил Украины. 8 сентября 2014 года — за личное мужество и героизм, проявленные в защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, верность военной присяге во время российско-украинской войны, награжден орденом Богдана Хмельницкого III степени. Героический путь 79-й отдельной аэромобильной бригады в войне с Россией начался, как и для других десантных частей, с обороны со стороны Крыма, впоследствии николаевские десантники стали на оборону восточной границы, приняли участие в операции в изгнании российских террористов из Славянска, далее — Саур-могила, Зеленополье, Мариуполь, Дебальцево, аэропорт. После аннексии Крыма возникла угроза вторжения «зеленых человечков» на территорию Херсонщины. Наши десантники первыми поднялись на защиту Украины.

Воспоминаниями о «крымской обороне» поделился заместитель командира взвода второй гаубичной батареи артдивизиона 79-й бригады Андрей Химичев из Запорожья, который попал на эту войну буквально с первых дней и был демобилизован в конце марта этого года.

«В марте прошлого года нас позвали на сборы — сначала на 10 дней, потом на 20, а потом вышел приказ на 45 суток. Нас запорожских в бригаде тогда было 56. Командир бригады выступил перед запорожскими новобранцами. Говорил откровенно, «без купюр» — о низкой зарплате, о том, что не знает, будут ли льготы по кредитам, о том, что армия плохо оснащена. 10 человек встали и отказались, их без всяких претензий отправили обратно в Запорожье. Впервые гаубицу я увидел в апреле прошлого года, несмотря на то, что впоследствии меня поставили командовать тремя гаубицами. На полигоне три раза стрельнули, а потом поехали сначала под Скадовск (Херсонская область). Думали, что они из Крыма пойдут. Там мы учились стрелять — пристреливались, целились, но без взрывов, чтобы не провоцировать врага. А потом жарче стало на Донбассе, и уже в мае нас перебросили в Донецкую область. Когда ехали в сторону Крыма, у нас не было такого ощущения, что «будет война». Мы ехали с твердым убеждением, что через 45 суток нас отпустят по домам. Тогда и на Донбассе все не так угрожающе выглядело», — рассказывает артиллерист АТО.

Гранатометчик второй роты первого батальона 79-й бригады Вячеслав Зайцев, который впоследствии оказался в Донецком аэропорту и теперь носит почетный АТОшный статус «киборг», весной прошлого года вместе с коллегами по службе держал оборону в Чонгаре на административной границе с Крымом.

«Я работаю в национальном заповеднике «Хортица». Был научным сотрудником, а теперь заведую научной библиотекой. В конце марта 2014 года попал в 79-ю бригаду. Я пошел в военкомат еще в начале марта, но несколько раз получал отказ. Сначала я должен был попасть в 25-ю бригаду, тогда — в 55-ю. В результате оказался в 79-й. Я хотел служить в десантной бригаде, ведь когда еще на срочной службе я служил в Болграде (Одесская обл.) в десантной дивизии — 1-я аэромобильная десантная дивизия. Десантники везде первые и я хотел служить именно там. В конце марта я попал в бригаду в Николаеве. 10-11 дней мы были в бригаде, готовились, а потом сразу выехали к нашим ребятам, которые уже стояли на крымском перешейке. В частности моя вторая рота первого батальона попала на Чонгар. И там мы были до середины мая, помогали пограничникам патрулировать границу. Ездили, выискивали ДРГ. А в середине мая — отправились в Донецкую область, в Курахово», — вспоминает Вячеслав Зайцев.

В первых числах июня силы АТО провели успешную операцию по освобождению от террористов города Красный Лиман неподалеку от Славянска, в котором на то время заседал штаб террористического войска во главе с российский диверсантом Гиркиным. 5 июня над Красным Лиманом был поднят украинский флаг. Силы АТО готовились к масштабному наступлению.

После удачной операции в Красном Лимане бойцы 79-й бригады отправились на оборону восточной границы. В течение 4-5 июня террористы пытались вытеснить пограничные отряды с пунктов пропуска «Краснопартизанское», «Довжанский» и «Красная Могила» в Луганской области, а 5 июня состоялся бой за пункт пропуска «Марьиновка» в Донецкой области. 12 июня стало известно, что в Украину вторглись российские танки. Один из первых боев за стратегический объект неподалеку от границы — это был бой за Саур-могилу. Для взятия высоты стянули силы 79-й бригады третьего полка спецназначения. Террористы с особым рвением боролись за высоту. В том бою украинским военным не удалось занять высоту. Последовательные атаки на боевиков батальона «Восток» не дали результата, поэтому украинские десантники вынуждены были отойти в район КПП «Марьиновка». 21 июля десантникам из 79-й бригады удалось прорвать окружение и вывезти в тыл своих раненых. Один из офицеров четвертой роты 2-го батальона организовал выход раненых на 6 БТРах — всего вышли 75 бойцов АТО — значительная часть из них были ранеными.

 «Каждую ночь «посыпали» с российской стороны — это были провокации, чтобы начать полномасштабные боевые действия. Но нам дали приказ не стрелять в ответ. Хотя трудно назвать просто провокацией то, что сделали там русские. Мы 22 дня были в окружении, и каждую ночь нас накрывали с «Градов», САУ, танков, а минометы тогда вообще воспринимались как петарды, мы на них и внимания не обращали. Разбили тогда все наши пушки. Родные не сразу узнали, что я в окружении, а только, когда Юрий Бирюков начал бить тревогу, требуя от высшего военного командования приложить все усилия, чтобы вывести ребят. Мы бы прорывались в любом случае. Для выхода нам дали «зеленый коридор» и точно так же, как в Иловайске, — первая колонна прошла, а когда собрались основные силы, это четыре бригады 79, 55, 24 и 72, и пограничники — большинство из них просто дети — испуганные, бросали машины и оружие. Наши потом подбирали все это и отдавали им. И нас начали расстреливать», — вспоминает Андрей Химичев.

 11 августа, как вспоминает Вячеслав Зайцев, его подразделение вернулся в Николаев.

«Нам дали 10 дней на доукомплектование. 24 августа, мы возвращаемся, но уже в Краматорск. Оттуда мы ездили в оккупированную часть под Мариуполь. Там мы отомстили за Иловайск. Кстати, говорят, что благодаря нашему присутствию там не взяли Мариуполь», — вспоминает он.

 29 декабря прошлого года президент Петр Порошенко заявил, что  «Иловайский котел» никто не забыл, и рассказал о «рейде мести» украинской армии сразу после тех событий.

По его словам, после вторжения российских войск 25 августа украинские армия организовала специальный рейд, в ходе которого «наказали сотни убийц, которые расстреливали наших ребят».

 «Никто Иловайск не забыл и не забудет. За Иловайск уже наказаны сотни убийц. Знаете когда? 3 сентября мы собрали все, что у нас  тогда было: две тактические группы 95-й и 79-й бригад. И под руководством начальника Генштаба Муженко более 1 200 украинских десантников и штурмовиков ушли в рейд по тылам Иловайска. И наказали: сотни убийц или остались лежать, или поехали домой в цинке», — рассказал Порошенко.

Оборона Донецкого аэропорта длилась 242 дня и стала символом героизма украинских военных. С другими подразделениями стояли на обороне аэропорта и десантники 79-й бригады. Если террористы их и до того опасались, то после боев за этот объект наши военные из аэропорта получили прозвище, а в определенной мере и неформальное звание, «киборги».

«На той стороне» у нас было прозвище мясник. По рациям они передавали, когда наши колонны шли: «Не трогайте 79-ку. Там все контуженые. Одних обстреливаешь, и они прячутся, а эти наоборот». У нас никто не отступился, даже в самые трудные моменты. Сейчас в других бригадах судят дезертиров — у нас никто не перешел границу, не сдался», — вспоминает артиллерист Андрей.

После Донецкого аэропорта бойцы 79-й бригады отправились воевать на Дебальцевском плацдарме, в частности — защищали Логвиново.

 Добровольческий батальон «Феникс» (3-й батальон) был создан при 79-й бригаде в августе прошлого года. Командир батальона — майор Сергей Почтаренко, первый командир — майор Семен Колейник (позывной «Браво»), который прославился после боев на границе в июне-августе прошлого года. Батальон создавался по инициативе волонтера и советника президента Юрия Бирюкова. Сейчас в «Фениксе» служат более 500 военнослужащих.

Идея создания батальона заключалась в том, чтобы мотивировать добровольцев АТО защищать родину в рядах ВСУ, а не в составе малоконтролируемых, на то время, добровольческих батальонов. Техническим оснащением батальона занимались волонтеры и предприятия города Николаева, а также часть бронетехники (10 единиц БТР-80) батальон получил из Президентского полка. Как рассказывают военнослужащие, техника была в ужасном состоянии — им пришлось своими силами ремонтировать ее.

С оружием ситуация была не менее сложной — недавно демобилизованный наводчик с гаубичной батареи третьего батальона Илья Шполянский рассказал, что их подразделение получило гаубицы из Белой Церкви, где их использовали для праздничных салютов. Пушки бойцам батальона пришлось «ставить на ноги» своими силами.

«Ошибкой было то, что все должности в батальоне были заняты кадровыми офицерами. Вот если бы, хоть 50% из командиров были люди, которые готовы менять систему, это подразделение не стал обычным батальоном ВСУ», — рассказал боец «Феникса» Илья Шполянский, отметив, что для реформирования армии надо брать в пример опыт формирования патрульной полиции.

Про общение с местным населением рассказал бывший боец батальона «Феникс» Илья Шполянский. Зимой и весной его батальон стоял в Донецкой области за 60 км на север от Мариуполя. По его словам, с местным населением не было никаких конфликтов, даже наоборот — бойцы бригады помогали в налаживании хоть какой системы оказания медицинской помощи людям.

«Я там занимал активную социальную позицию в отношении местных жителей. Мы занимались и ФАПом (фельдшерско-акушерским пунктом) местным, помогали обустройством отопления, организовали доставку лекарств, дав тем самым возможность местным получать медицинскую помощь. Дело в том, что «скорые» почти не ездят туда, а свободного транспорта обычно нет. Поэтому люди отрезаны от мира. Магазины работают, а с медицинской помощью все очень сложно», — сообщил военнослужащий.

 По словам Ильи, в особом внимании в зоне АТО нуждаются дети, которые по разным причинам не смогли выехать в более спокойные регионы Украины.

«С местными детьми у меня складывались добрые отношения, потому что я сам многодетный отец. И общение с детьми — это обычное дело. Мы когда отдыхаем от боевых действий, занимаемся различными работами в селе (5 дней на позициях, 5 дней в селе за несколько километров от передовой). Открыл для себя в армии талант к кулинарии. Начал готовить. Дети всегда приходили и помогали. Обедали с нами, много времени проводили с военными. Дети в зоне АТО — это больная тема. Мы должны понять, что в зоне АТО наши граждане и они требуют нашего внимания и поддержки», — сказал он.

Вернувшись домой, военнослужащие продолжают защищать Украину «в тылу», но уже не военными способами — идут в политику, занимаются общественной работой и объединяются в ветеранские организации. В частности, бойцы 79-й бригады объедин7ились в ветеранские организации в Николаеве и Запорожье. Сейчас они занимаются защитой прав участников АТО, однако ребята полны вдохновения, чтобы изменить к лучшему жизнь своего города и в их планы входит расширение сферы деятельности.

Боец гаубичной артиллерийской батареи третьего батальона («Феникс») 79-й аэромобильной бригады Илья Шполянский возглавляет николаевский филиал Всеукраинской общественной организации «Ассоциация инвалидов АТО». До мобилизации Илья был директором предприятия «Общественная организация инвалидов», где в то время работало более 20 человек. Основатель организации — Сергей Трискач, опытный общественный деятель афганского движения, активный участник Майдана.

Это достаточно живая и энергичная общественная организация, которая плодотворно и тесно сотрудничает с участниками АТО. У них уже есть результаты в сфере защиты участников АТО.

«Свое участие мы видим значительно шире. Если ранее ветеранские организации видели максимум своей работы в защите прав участников, то я вижу влияние ветеранской организации и сообщества на процессы в области, в частности. Идей много. Мы запускаем организацию вдвоем с Александром Терещенко, известный «киборг», который потерял обе руки и глаз в Донецком аэропорту, в прошлом журналист. На войну пошел добровольно. Уважаемый в Николаеве человек», — рассказал Илья Шполянский.

Местные чиновники еще не привлечены к работе организации, но все еще впереди.

Другие новости:

Метки:, , , ,