Алла Велиховская рассказала, когда появятся места в детсадах и что делать с коррупцией в вузах

Вторник, 1 марта, 2016 13:07
Велиховская

Скандал с Николаевской школой-интернатом №5 стал переломным моментом и поставил ребром вопрос о смене руководства Департамента образования, науки и молодежи. Вся николаевская община требовала гласности и прозрачности. Тогда, шесть месяцев назад, после увольнения Валерия Мельниченко, возглавила сферу образования области Алла Велиховская, которую выбрали по итогам впервые открытого конкурса.

Алла Борисовна была одной из 6 кандидатов на эту должность. Главными задачами, которые она ставила перед собой, было развитие инклюзии в области, воспитание патриотизма на всех уровнях, стимулирование одаренных детей, воспитание родительской культуры. Новых подходов к образованию у нее было немало.

Интернет-издание «Мой город» встретилось с Аллой Велиховской, чтобы узнать, как область изменилась за последние полгода, и что ей удалось реализовать из задуманного.

— Перед переходом в департамент вы работали в Николаевском областном институте последипломного педагогического образования. Расскажите, как вы пришли в педагогическую отрасль?

У меня с детства было два желания – это военная карьера, которая была невозможна для девочки в то время, а второе – это конечно работа с детьми. После школы пошла в наш институт, на то время Белинского, на физмат (сейчас Николаевский национальный университет имени Василия Сухомлинского – ред.), проучилась 3 года, перешла на заочное, потому что вышла замуж. Закончила экстерном, получила специальность учитель математики. Первое место работы – это воспитатель группы продленного дня в 30-й николаевской школе, потом декрет. Потом школа №53, в которой я проработала учителем математики 15 лет, самая простая рабочая школа, прекрасные дети. Потом меня пригласили на работу в Николаевский научно-методический центр методистом по математике. Я там 2 года проработала. Потом Институт последипломного педагогического образования, сначала методистом по математике. Так как очень люблю информационные технологии, дальше стала специализироваться по ним, стала работать в центре инновационных исследований в сфере образования, потом стала заведующей лаборатории дистанционного обучения и мониторинга образования. Так оно пошло дальше, потом защитила диссертацию по «Сетевым технологиям в образовании», кстати, первую в Украине на то время, это был конец 2011 года. Преподавала в Институте последипломного образования и потом получила должность доцента, ну а когда был конкурс, пошла на него.

— Почему решили идти на должность директора Департамента образования?

Всегда любила все новое. Работа в институте мне очень нравилась. И для работы в департаменте мне необходимо было знать людей. А за 15 лет работы я знала каждого учителя в Николаевской области, директора професионально -технического ученого заведения плюс каждого начальника управления в Николаевской области: с ними общалась, разговаривала, хотелось попробовать себя в чем-то новом. Коллектив департамента я также хорошо знала, но и было собственное видение реформ в образовании Николаевской области. Не боялась идти на эту должность, знала, что предыдущие начальники оставили эту сферу в хорошем состоянии, у нас много достижений в сфере образования, ну и конечно хотелось чего-то нового.

— Что больше всего хотелось изменить в украинской системе образования?

Главное изменить, наверное, отношение общества к нашему образованию. Почему, потому что всегда больно относилась к слухам о том, что в школе работают непрофессионалы, что они не хотят учить детей, ждут, пока им что-то принесут, преподаватели требуют взятки от студентов. В то же время очень хотелось, чтобы родители с должным вниманием относились к образованию и к школе, детям было интересно учиться, потому что в школе много интересных форм, отсутствует ретроградство, есть движение вперёд.. Мы знаем, если держаться за все прошлое, значит будешь стоять спиной к будущему. Мне было больно, что наши аттестаты не принимают нигде в мире. С одной стороны у нас очень талантливые учителя, очень талантливые дети, но наши дипломы не признаются, наши дети уезжают. Вот это хотелось изменить.

— Одним из ваших обещаний было уделить как можно больше внимания инклюзии. Сделать все возможное, чтобы особые дети могли учиться в обыкновенных школах. Как на данный момент обстоит ситуация с инклюзивным образованием в области?

Проблема инклюзии существует, и она очень серьезная. Что означает инклюзивное образование – это образование для детей с инвалидностью, которые или не могут передвигаться, или имеют серьезные нарушения, которые мешают учиться. В принципе, такой ребенок сегодня обычно в обществе отстранен от детского коллектива, а тут он учится в обычном классе, что во всем мире нормальная практика. Кстати, это и есть отношение нашего общества к этим детям. Большинство родителей очень негативно воспринимает обучение ребенка с инвалидностью в классе, как они говорят, с нормальными детьми. Эти дети такие же нормальные и такие же обычные.

— Что в Николаевской области делает Департамент образования, чтобы дети с особыми потребностями чувствовали себя комфортно?

Что мы сделали. У нас есть Врадиевская школа-интернат № 3. Мы работаем над тем, чтобы эту школу включили в план по проведению капремонта и переоборудование. Потому что пока они учатся только в одном классе на первом этаже, а нужен второй этаж и третий. Надо лифт, спортзал, пандусы, специальные туалеты, которые необходимо делать. И самое главное, мы сейчас пытаемся сделать школу экспериментальной. Это даст возможность вводить новые предметы, сделать нестандартный распорядок дня, ввести новые должности, например «ассистента».  По штату у нас этого сейчас не позволено. Поэтому ищем средства, ищем возможности.

Сегодня в бюджете «забито» 19 миллионов на покупку автобусов. Тут же нам государство выделило 19,2 миллиона гривен, по программе  50/50, также на покупку автобуса. За эти 19,2 мы сейчас покупаем автобусы и планируем купить автобус с подъемником для таких деток, чтобы их еще можно было и возить. Плюс сейчас ведем переговоры со спонсорами по поводу того, чтобы получить инвестиции для строительств бассейна. Также проводится сбор средств на покупку тренажера для детей-колясочников, который поможет им научится ходить. Он стоит 78 тысяч гривен, достаточно большая сумма.

Плюс у нас еще центр по психолого-медико-педагогической комиссии, где деткам ставят диагноз, после чего им подбирают форму, по которой они должны обучаться дальше. Сейчас всячески выделяются деньги на переустройство этой комиссии, она уже в достаточно хорошем состоянии.

— Сколько инклюзивных детей учатся в обычных школах области?

У нас в области 56 детей на инклюзивном обучении, 1157 — дети с инвалидностью, которые учатся в обычных классах. Сама система инклюзивности предполагает, что такой ребенок ходит в обычную школу. Детей, которым инвалидность не позволяет двигаться ходить, 56.  Это первые ласточки, но мы работаем над тем, чтобы создать им такие условия, в которых они будут обучаться. В 3-ей школе-интернате учится 9 детей, но можно обеспечить обучение 350-400.Еще одна сложность. Для таких детей не созданы программы их оценивания. Например, ребенок с ДЦП, у него может отсутствовать речь, а интеллект не страдает. Ребенок с ДЦП не может писать в большинстве случаев, потому что он не может держать ручку. В то же время он может прекрасно набирать на компьютере. Хотя, к сожалению, и это не каждый может делать.

Сейчас изучается европейский опыт, но это проблема должна быть решена на всеукраинском уровне. Да, мы решаем, придумываем, как оценивать этих детей, но понятное дело, что не по тем стандартам, что и других. Буквально в пятницу у нас прошла крупная конференция с участием ученых, посвященная поиску решений именно в данном направлении.

— Еще накануне первого сентября было анонсировано, что в школах Украины будет введен урок патриотического воспитания. На что направлены эти уроки?

Самое главное, чтобы это была общая система, потому что без патриотизма государства быть не может. Я из военной семьи, поэтому патриотизм и любовь к родине – это то, с чем я родилась, то, с чем я живу. Каждый ребенок должен быть патриотом той земли, на которой он живет. Земля, как мать, мы ее не выбираем. Патриотизм – это не только взять оружие и встать на защиту (хотя это очень важно, особенно сейчас!!!), это беречь землю, бережно относиться к тому обществу, в котором ты живешь, элементарно не мусорить в подъезде, не бросать бумажку. Учиться хорошо, говорить на родном языке, уважать родителей,  соседей, говорящих на другом языке, это тоже патриотизм. Патриотизмом должно быть пропитано все – вот чем я считаю должен быть патриотизм.

Уроки патриотизма – это рассказ об истории борьбы украинского народа за независимость. Так уже случилось, что мы родились и живем тут, в Украине, мы общаемся с людьми, которые любят или не любят Украину. Поэтому нужно знать историю своего государства. А уже выводы пусть каждые делает самостоятельно.

— В СМИ неоднократно публиковались скандальные материалы, связанные с военными. Как вы считаете, насколько такая «демонстрация патриотизма» влияет на воспитание молодежи?

Вы про то, как нетрезвые военные подрались на КБП? Это всегда вызывает негативную реакцию, на  у каждого. Но скорее всего, данный поступок можно рассматривать как исключение подтверждающее правило. Очень много людей, которые пьют, к сожалению, много тех, кто сквернословит, но это не означает, что не существует хороших людей. К сожалению, не всегда СМИ показывают то, что нужно популяризировать в целях воспитания. Важно объяснить детям, почему взрослые позволяют себе такие поступки. Точно также достаточно часто не всегда воспринимается правильно, почему эти люди ведут себя так. Наши дети патриоты, потому что родились в Украине,. Они не знают, что такое «коммунизм», они не знают что такое «социализм», «пионерия», «комсомол». Ну не жили они этим, как жили их мамы и бабушки. Все эти понятия, что мы им рассказываем, – это история. И если кто-то хочет забрать часть их Родины, то они относятся к этому негативно.

— Президент Украины объявил 2016 годом английского языка. Есть ли уже понимание, какие программы будут воплощаться в жизнь, какие задачи стоят перед управлениями образования?

Сейчас по программе написан план действий, который включает проведение круглых столов, проведение «языковых» лагерей, групп. Мы проводим переговоры с нашими зарубежными коллегами, с различными фондами о том, чтобы они нам на лето помогли с волонтерами-носителей языка, которые будут общаться с детьми-воспитанниками интернатов, когда те буду отдыхать летом. Организаций на сегодня много, это и «Країна милосердя», это «Країна мрій», «Країна цінностей» и другие, я просто не хочу проводить рекламную кампанию. Эти фонды берут на себя все расходы по организации работы волонтеров.  договоренности есть, сообщили, что летом у нас будут такие волонтеры, и ничего за это мы не будем платить. Они сами будут проплачивать проживание и питание, будут находиться с детьми и общаться на английском языке, потому что эти Люди имеют официальное соответствующее образование, они идут от специальных организаций. Такая работа ведется.

Планируется создание ряда телевизионных обучающих программ, Хочется, чтобы их снимали студенты и показывали по телевидению. Это спектакли, которые будут ставиться студентами, и различные акции, которые будут проводиться. Конечно, овладеть  языком  за один год практически невозможно, но увлечь и возбудить желание выучить язык — вполне возможно. Вот этим мы и будем заниматься. Я сама несколько раз была в Европе. Там дети 10-11 лет могут общаться на английском языке и не испытывают при этом никаких трудностей.  и общаются. Когда приезжала, спрашивала коллег-учителей английского, методистов, почему у нас не так. Почему дети европейских стран прекрасно переходят на английский, еще и спрашивают, а владеете ли вы немецким, а французским, а итальянским? Одна из причин — «условные» границы между государствами.

Другая, не менее важная причина – система стажировок. С раннего детства дети знают, что на стажировку они поедут в конкретную страну. Поэтому и специализироваться в изучении языка начинают раньше. Учат в школе, выбирают специальные курсы в Интернете, общаются с друзьями из других стран. Для наших детей это тоже доступно. Главное — желание и понимание того, что знание языка открывает для молодого человека совершенно новые горизонты его будущего. В сети много бесплатных материалов и очень неплохих. Поэтому изучить иностранный язык можно.

— Также одним из пунктов вашей программы была популяризация иностранных языков в Николаевской области. Что в этом направления удалось уже сделать?

В наших планах есть создание учебно-воспитательного комплекса с углубленным изучением европейских языков. первые шаги в этом направлении уже сделаны. подписано соглашение с немецкой ассоциацией, ведутся переговоры с городскими властями. Плюс наши гимназии, в которых изучается много языков, есть и болгарский, есть и китайский, есть и испанский, то есть на выбор.

Одна из реформ образования предусматривает создание образовательных округов. Такой подход даст возможность не только городским, но и сельским ребятам получать более качественное образование.

— К сожалению, сейчас коррупция – это неотъемлемая составляющая образования в Украине и непосредственно в Николаевской области. Что делается департаментом, чтобы уменьшить коррупцию в вузах или искоренить ее вообще?

Во-первых, необходимо вылечить общество. Это достаточно долгий процесс. Если нет предложения дать взятку, то нет предложения ее взять. Если мы говорим о коррупции в высших учебных заведениях, то чтобы преподаватель взял взятку, ее должен дать студент. Исходя из этого, если студент не дает взятку, то преподаватель не берет. Если в группе собирается взятка и чтобы потом договорится с преподавателем, который все это сделает, значит все идут на поводу, и все с этим согласны. Если дети не хотят давать взятку и уверены в своих знаниях, то они прекрасно сдают экзамены. Если не ставится оценка, то этот вопрос поднимается и в вузах проводится независимое оценивание, а преподавателя отстраняют. Такие случаи есть, и они достаточно освещены в прессе.

Недавно случай был в НУК, когда поймали человека, который раньше преподавал, при том поймали студенты. Он собирал деньги, и на момент задержания у него было практически 100 тысяч в рюкзаке. С кем он договаривался, как он договаривался и договаривался ли вообще на сегодня неизвестно. Этот человек всплывает каждый год, и всплывает он на первокурсниках. Студенты второго курса уже его знают. Приходит к студентам и говорит: давайте мне столько-то собирайте. Студенты на радостях собирают и что самое главное, что человек, который приходит в аудиторию, он не знает. Да это был общеизвестный развод, он был, и мы этот случай разбирали и на сегодня у нас в каждом вузе есть уполномоченный по борьбе с коррупцией, который официально выбирается студенческой средой. Это люди, которые за этим следят, докладывают, говорят воткрытую.

Сегодня во всех вузах и техникумах, во всех абсолютно, у нас есть. Мы сегодня проанализировали, практически на каждом сайте вуза уже есть такое и к ним можно обращаться, есть их телефон. Решение об их работе было еще в начале учебного года, но после нового года мы начали активно с этим работать и на сегодня уже практически на всех сайтах есть уполномоченные по борьбе с коррупцией. Нет такого ректора, который спит и видит, чтобы у него было такое в вузе. Идет рейтинг, потому что идет выбор вузов, потому что сегодня они борются за каждого студента и поэтому чистота имени вуза для каждого ректора — это есть святое. Поэтому если в ректорат поступает подобное сообщение о коррупции, то ректор делает все, чтобы это как можно быстрее прекратить, способы уже каждый выбирает сам.

— Сколько человек в вузах Николаева уже уволено уполномоченными по борьбе с коррупцией?

Эти данные не обнародуются, это чистка рядов происходит, это ж необязательно будут кричать, что уволен за взятку. С этим человеком ведется беседа, что ты не можешь этом вузе преподавать. Кто не понимает, доводится дело до полиции, и человека берут с поличным, и это прекращается. Кому-то достаточно одного предупреждения, и человек понимает, что здесь это не получится и дальше работает нормально, поэтому открытой статистики вы нигде не найдете.

— Школы в сельской местности нуждаются в активной поддержке. Нехватка кадров, ресурсов на ремонт, необходимой техники, отсутствие автобусов для подвоза детей — это те проблемы, с которыми ежедневно приходится сталкиваться директорам сельских школ. Есть ли в департаменте образования ответы на вопрос, как дальше существовать школам в сельской местности?

В прошлом и позапрошлом году выделялась государственная субвенция, то есть это деньги, которые выделяются государством на конкретного учащегося. В среднем на каждого учащегося выделялось 8,9 тысяч гривен, это по прошедшему году. Из этих денег производится оплата электроэнергии, оплата обучения, зарплата учителей. Дальше из этих же денег закупалась новое оборудование, шло питание детей. То есть выделяется определенная сумма в масштабах района. Сразу хочу сказать – эти деньги не поступают в область, они сразу напрямую по специальной формуле распределяются на район. Каждый район, пропорционально, получает энную сумму на обучение энного количества детей, а дальше он начинает ее распределять. Здесь возникает проблема. Школу где детей много содержать легче, потому что средств туда направляется больше.

Для  содержание малокомплектных школ нужны очень большие деньги. Вот и приходится районам перераспределять субвенцию, чтобы всем хватило. Например в Братском районе на обучение одного ребенка в малокомплектной школе потрачено 40 тысяч.  8,9тысяч гривен дают, а тратят 40. Значит  эти деньги берутся из общей суммы субвенции. Отсюда и неудовлетворительное питание, индивидуальное обучение, отсутствие кружковой работы, психолога и многое другое.  В «малокомплектной» школе, на одного учителя приходится один ученик, при среднестатистическом показателе  по области 18. Хотя «норма» 1:27. Положение действительно не из легких, но перспективы у нас хорошие.  Сегодня у нас 1-2 классы не скажу, что переполнены, но их наполняемость значительно улучшилась, да и малышей 3-4 лет у нас достаточно много. У нас приостановлена работа 10 начальных школ, что это значит – на сегодня в селе детей этого возраста нет, но есть дошколята. Когда они дорастут, школы вновь начнут функционировать.

— Какую финансовую помощь от государства получают школы и хватает ли этих денег на обеспечение учебного процесса?

Помогают, кто можно, ведь сегодня мы говорим о децентрализации районных бюджетов. На сегодня получили на 30% больше той суммы, что раньше шла в Центральный бюджет. Кто внимательно слушает выступление Премьер-министра, знают, что эта сумма специально оставляется в районах, чтобы дофинансировались школы, больницы, объекты социальные службы, спортивных и так далее. Распорядителем средств является районный совет.

В прошлом году, буквально перед окончанием года, 6,5 миллионов было выделено на покупку для кабинетов естественного содержания, то есть физики, химии, биологии и так далее. Эти деньги также были распределены по районам, и районы на эти деньги могли покупать дополнительное оборудование. Какое дополнительное оборудование: кто-то купил смартдоски, кто-то купил компьютеры, кто-то купил проекторы, кто-то купил конкретно оборудование для  кабинета химии, кто-то купил информационное оборудование для того, чтобы детей учить. На государственном уровне принятии дополнения к положению об образовательных округах, в них вводится понятие опорной школы. Опорная школа, это та школа, в которой будет насчитываться не менее 360 учащихся. Представьте себе, одна школа, которая находится в центре района, куда вливаются основные деньги, можно будет сделать хороший кабинет химии, хороший кабинет физики, хорошее компьютерное обеспечение. Для этих школ покупаются автобусы, которые могут обеспечить подвоз. А 19,2 миллиона уже государство выделило, и у нас уже опубликовано на сайте госзакупок сообщение, что мы покупаем автобусы. Это приблизительно 15 автобусов, дай Бог, чтобы все получилось, и в марте мы будем иметь 15 автобусов, которые пойдут в районы для этих школ. Еще выделены 3,2 миллиона, они сейчас находятся в областном бюджете.

Как только в районе определят, какая школа будет опорной, им опять дается дофинансирование. По решению районных советов малокомплектные школы могут стать филиалами опорных. Такая организация учебного процесса позволит повысить качество образования. Теперь эта школа становится филиалом опорной школы. Это означает, что там не нужен директор, там не нужен заместитель, а там есть учителя, которые обеспечивают учебный процесс по тем предметам, не требующим специальных классов. К примеру, один раз в неделю, когда у детей физика, химия, информатика, их везут в опорную школу, где со всеми детьми они обучаются в полнокомплектных классах, на нормальном оборудовании. Вот на эти классы и даются сегодня деньги. Потом они уезжают к себе и всю неделю учатся в своей школе, там у них проходят те предметы, которые не требуют дополнительного оборудования. Это в основном точные науки.

— Не означает ли это, что учителя, как вы назвали точных наук, которые преподавали в сельских школах, будут уволены?

Нет во всех школах учителей. Представьте себе малокомплектная школа, там нет учителя физики, химии, биологии. Там один учитель, который читает 8-10 предметов, но о качестве этих предметов вы можете сделать выводы сами. Эти учителя и смогут работать дальше, это будет какой-то историк, он перепрофилируется, есть курсы повышения квалификации. Есть родственные специальности. Никто ж не говорит, что этих учителей уволят, они будут и дальше учить детей, просто будут учить дифференцировано. Это будет в каждом районе. На сегодня будут созданы комиссии при каждом отделе образования, в который обязательно будут входить представитель власти, родительских комитетов, которые сядут и решат, какая школа, по их мнению, может стать опорной.

— Есть ли угроза того, что некоторые школы в селах просто будут закрыты?

Сегодня не идет речь о закрытии школы, идет речь о реорганизации и модернизации школ, это совершенно два разных понятия. Только районный совет на сессии может принять решение закрыть школу. Ни департамент образования, ни облгосадминистрация, ни областной совет не могут закрыть школу, и поэтому все претензии и переживания на места. Есть приостановка, есть ликвидация, если нет села, если громада примет решение, что не надо нам здесь школа, мы лучше найдем автобус, и наши дети будут ездить в школу. Городские дети также ездят, иногда по 7 километров, в школу и не в школьных автобусах а в переполненных маршрутках. И вставать им необходимо также рано, к примеру, на нулевой урок. С 1 сентября каждый район будет самостоятельно принимать решение будет ли он финансировать школу в которой учится меньше 25 детей.

— Как известно, молодые учителя, которые только закончили учебу, не очень стремятся ехать работать в сельскую местность. Как в области обстоят дела с кадровым обеспечением школ в селах? На какие гарантии и помощь от государства они могут рассчитывать?

Больше всего, от чего страдает молодой специалист, — это отсутствие общества. Представьте себе, приезжает молодая девушка, клуба нет, в кино не сходишь, парня нет, свет выключают в 6-7 вечера, живешь ты с кем-то, чаще всего это бабушка, у которой снимаешь комнату. Конечно же, прожив год, девушка убежит из того села. В селах, где есть общение, они остаются, кто-то замуж выходит, кто-то просто находит себе друзей, коллектив хороший в школе и так далее. То есть это тоже проблема социума.

Есть государственная программа стимулирования молодых  учителей. Если в село приезжает молодой специалист и заключает договор на работу в школе на  3 года, то он получает так называемые «подъемные», это достаточно небольшая сумма, всего в несколько окладов, но, в принципе нее можно начинать. Также и сельским головам есть над чем подумать. Если в школу нужен молодой специалист стоит подумать об условиях, в которых он будет жить. В селах есть  брошенные дома в которые может приехать молодая семья.

— Родительские взносы уже стали нормой в школах Украины. Можете рассказать, имеют ли такие взносы под собой законодательное подкрепление? Также в школах присутствует и коррупция, как с ней бороться?

Родительский комитет никто не отменял. Да, Положение про родительские советы 2000 года, с изменениями 2004 года. Кто становится членом родительского комитета?  Активные родители, которые и хотят помочь школе. Кто жалуется на поборы? В большинстве те, кто не ходит на родительские собрания. Им все равно, кому делегировать эти права. Я понимаю, что все заняты. Но ведь собрания не проводятся в учебное,  оно же рабочее, время. И у учителя и у директора школы это тоже время вне работы. Спасибо большое родителям, которые понимают, что школа сама выжить не может, и это говорится на всех уровнях. Для того чтобы знать, куда идут деньги, то необходимо участвовать. Если родитель не ходит на родительское собрание, на котором принимается решение, например, собрать то-то и то-то. Ему приходят и говорят: нужно собрать такую-то сумму, родитель в этом участие не принимал. Родитель на собрании может сказать: мы не будем этого покупать, потому что это не нужно нашим детям. Выразить свою точку зрения и решить.

Недавно был случай. Один из членов родительского комитета класса решил продать свой, не нужный ему телевизор. Он давай обрабатывать всех родителей, что наши детям срочно нужна плазма в класс, давайте купим, она там стоит 5 тысяч гривен, раскидаем на всех и все. Ни учитель, ни директор школы про это ничего не знали. Одни родители согласились, другие нет. Они-то и пошли жаловаться в департамент на непомерные поборы в школах. Только когда стали разбираться выяснили весь план «активиста». Я очень прошу родители, ходите на родительское собрание, спрашивайте кто и на что просит у вас сдать деньги.  Если не согласны так и скажите: нет, я не буду сдавать деньги, потому что считаю это нецелесообразно. Думаю вас поддержат другие родители и все прекратится. Чем можно помочь школе, помогайте. На сегодня в школе не предусмотрена охрана. Большинство родителей понимают, что охрана нужна, поэтому собираются определенные сумы, кто-то согласен с этим, кто-то нет, но тот охранник, который находится в школе, он охраняет и того ребенка, родители которого не сдавали на охрану.

— С досугом для молодежи в селе достаточно скудно. Не во всех школах есть кружки по разным интересам. После того, как учителям перестали доплачивать за эти часы дополнительной работы, кружки постепенно сокращаются. Что делается для того, чтобы детям в сельской местности организовать достойный досуг?

Кружки есть в каждой школе, несмотря на то, что они не всегда оплачиваются полной мерой, они есть обязательно. Все зависит от того, что они выбирают. В школах это в основном внеклассная работа, которая проводилась и проводится.  Но сегодня сельским советам необходимо думать о домах культуры, которые очень неплохо возобновили свою работу за последние два года. Мы проезжали по всем районам и видели. Одним из решений также будут и опорные школы, о которых мы говорили.

— Известно, что в Николаеве и области наблюдается нехватка мест в детских садах. В отдельных случаях на 100 мест в учреждении приходится 186 воспитанников. Как сейчас обстоит ситуация с местами в детских садах и что делается для ее улучшения?

Проблема у нас действительно глобальная, с одной стороны мы говорим о проблеме нехватки мест в детских садах, с другой стороны это большая радость, что у нас появились дети. Самая большая нехватка мест у нас Веселиново – 186 детей на 100 мест. Представьте себе, половина детей не посещает детский садик. У нас 120 человек на место в среднем по области и это связано с тем, что были закрыты детские сады. Дети 5 лет  обеспечены  местами в детских садах  на 100%. Я противник закрытия школ, потому что знаю, что у нас много деток 3-4 лет. Значит через несколько лет школы вновь будут работать на полную мощность. Поэтому если мы сегодня закрываем школу, через год-два ее работу будет необходимо возобновлять.

Та же проблема была в 90-е годы с детскими садами. Мы теперь только смотрим, там какая-то компьютерная фирма, там вообще что-то закрытое за забором. Что я могу советовать городу Николаеву — это внимательно посмотреть на количество детей в школах. Школы можно реорганизовать. Я не буду давать рецепт, но я уже вижу, как помещения 3 детских садов можно просто освободить, но это, опять-таки, решение городских властей. К примеру, в Николаеве есть школа и не одна, в которой учится  не большое количество детей.  Мы можем взять и перевести их в две школы рядом, освободить это помещение. Но как воспримут это родители, некоторые скажут: нет, нам от школы 5 минут, мы никуда не пойдем. Человеческий фактор. Но если эти родители расходятся вместе с детьми, освобождается целая школа, туда въезжает морской лицей и освобождает детский сад и другое помещение и прекрасно идет процесс.

И таких примеров можно привести много, но я не буду говорить, потому что это не совсем правильно может быть воспринято. В сельской местности в школах на первом этаже организовываются группы для дошколят  и  проблема решается. Просто немного по-хозяйски нужно подойти.

— С 11 января в Николаеве ученикам с первого по четвертый классы отменили бесплатное питание. Многих обеспокоило такое нововведение. Расскажите, как сейчас питаются дети в школах области?

В корне неправильно говорить о том, что у нас перестали кормить детей. У нас обеспечено питание для детей льготных категорий и на это из субвенции выделяется государством деньги. За них не район и не область платит, а именно государство. Кто эти дети, это дети-инвалиды, которые учатся в специальных классах или на инклюзивном обучении, это дети-сироты и дети, которые находятся под опекой, независимо от того, в каком классе они учатся. Дети младших классов плюс малообеспеченные и льготные категории. Все остальные — по решению и возможностям районных властей.

На сегодня в соответствии с теми нормами, которые есть, это из расчета 11 гривен 80 копеек – это та цена, которая необходима, чтобы ребенок нормально питался. К примеру, Николаев выделил 17 миллионов для кормления детей всех категорий. Сумма вроде и большая, но в масштабах города это не так много, где-то 7 гривен на одного ребенка. На сегодня бесплатно кормят всех детей 1-4 классов во всех городах: это Первомайск, Южноукраинск, Вознесенск, Очаков и Николаев. Арбузинский, Березнеговатский, Вознесенский, Веселиновский, Казанковский, Николаевский, Жовтневый и Первомайский районы — там власть выделила деньги, обеспечила детей питанием 1-4 классов, те которые не входят в льготную категорию.

В Кривоозерском районе часть выделили местные органы  власти, то есть 3,50 грн., а остальное дособирают родители. В Казанковском районе все сельские советы выделили деньги, сейчас решается вопрос по самой Казанке. Во Врадиевке только в январе дети питались бесплатно, дальше пока сложно сказать. Могу точно сказать, что вопрос кормления детей постоянно стоит на контроле областной госадминистрации и областного совета.

Другие новости:

Метки:, ,