Пятилетний Илья из Николаева вынужден проходить дорогостоящее лечение в России, родственники мальчика винят в осложнениях врачей детской областной больницы

Понедельник, 25 сентября, 2017 12:45

Родственники пятилетнего николаевца Ильи Невеселого посетовали на халатное отношение врачей к ребенку в Николаевской детской областной больнице, где у мальчика произошло серьезное осложнение после болезни. Ребенок попал в больницу с диагнозом односторонняя пневмония, но после определенных процедур у него развилась постгипоксическая энцефалопатия. При этом врачи пытались утаить все подробности от родителей Ильи и даже соврали им о том, что якобы Национальная детская специализированная больница «Охматдет» отказалась лечить ребенка. Об этом интернет-изданию «Мой город» рассказала тетя мальчика Виктория.

Еще с рождения ребенок наблюдался у невролога, у него была внутренняя компенсированная гидроцефалия. Ребенок развивался нормально, и в июле прошлого года это подтвердилось, потому что было пройдено полное обследование.

Родственники рассказали, что 21 августа 2016 года мальчика укусила пчела. После этого ему стало плохо, и он начала задыхаться. Мальчика показали врачу, и в больнице ему выписали лекарства против аллергии. Состояние стабилизировалось, но спустя 5 дней у ребенка начала подниматься температура. Ребенок попал в больницу, где ему поставили диагноз односторонняя пневмония.

«В нашей больнице в Вознесенске ему сделали укол антибиотика, он стал вялый, мама подумала, что у него это от температуры. После очередного укола антибиотика у ребенка начались сильные судороги, и он попал в реанимацию. Пытались доктора в реанимации купировать судороги, но не получалось. Часов в 10 утра вызвали реанимацию из Николаева. Приехала она часов в 5 вечера. Ребенок в это время был на искусственном дыхании. Уже в Николаеве в больнице судороги повторялись. Это было в пятницу, на выходных ему продолжали колоть тот же антибиотик. В понедельник пришел заведующий реанимацией Юрий Чадаев, мы ему сказали, что нам нужен невролог. Он не захотел нас слушать, мол, да зачем вам невролог, зачем это надо, ничего страшного, сейчас убьем инфекцию и все. Тем не менее, прошло еще два дня, судороги продолжались, состояние не улучшалось», — рассказала Виктория.

Затем родственникам мальчика все же удалось пообщаться с неврологом детской областной больницы Ольгой Сергеевой, которая лишь сказала, что ее волнует вес ребенка. Объяснить непрекращающиеся судороги врач так и не смогла. Тем не менее, она сказала, что для осмотра мальчика может приехать платный невролог из Киева, вызов которого стоит 600 долларов. Родители мальчика согласились вызвать врача. После осмотра ребенка он увеличил дозу противосудорожных препаратов, и мальчик пришел в себя, однако спустя две недели так и не смог сам дышать.

«Мы консультировались с кем только можно. И в Одессу звонили, и главному неврологу Украины Владимиру Мартынюку в Киев звонили, просили докторов проконсультироваться с кем-то. 26 сентября вышел из отпуска завреанимацией Чадаев, сказал: давайте ставить трахеостому, потому что нельзя так долго быть на искусственной вентиляции легких. До операции 26 сентября мама заходила к ребенку, общалась с ним. Часов в 11 началась операция, к нам вышли через 2 часа и сказали: все плохо – ребенок в коме. Сказали, что оторвалось легкое. Медсестра маме сказала, что была остановка сердца, хотя доктор говорил, что нет, ничего не было. Через три дня ребенок начал понемногу приходить в себя, но в полное сознание он не пришел», — говорит родственница ребенка.

Затем родители вновь поехали на консультацию в Одессу, где показали врачу видео с ребенком, документы, на основании чего врач сказал, что у мальчика клиническая смерть. Кроме того, врач сказала, что легкое оторвалось при запуске сердца. Также консультант из Киева посоветовал родителям сделать мальчику МРТ, притом, невролог детской больницы Сергеева отговаривала родственников ребенка от этого. Родители все же настояли на обследовании, которое показало атрофию мозга, которая могла произойти во время кислородного голодания.

«Это все длилось уже 4 месяца, поражало отношение доктора Чадаева. Он маме говорил: прекращайте куда-то звонить, закройте свои рты, я уважаемый человек, а вы никто. Нецензурной лексикой грозился не пустить маму в реанимацию», — сказала тетя мальчика.

Затем родителям ребенка удалось связаться с нардепом Оксаной Корчинской, которая помогла вызвать главного невролога Украины Мартынюка в Николаев. Тот посоветовал отправить ребенка в Национальную детскую специализированную больницу «Охматдет». В областной больнице родителей заверили, что сделали запрос в «Охматдет», однако там отказались принимать мальчика.

«В больнице нам сказали, что в «Охматдет» был отправлен запрос, на который пришел отказ. Мы просили, чтобы нам показали письменный отказ, но Чадаев нам заявил, что письменного отказа нет, отказали по телефону. Мы начали искать клиники за границей. Нас согласились принять в Санкт-Петербурге. Я пришла в облздрав попросить помощи в перевозке. Дячук (Юрий Дячук, замначальника облздрава – ред.) тогда был там, он мне сразу в лицо: денег нет, самолета нет. В это время мама нашла в интернете, что больную девочку из Херсона тоже перевозили в Россию, там оказалось намного дешевле, и мы совместно с ними, предварительно договорившись, отправили Илью в Россию. Но никакого содействия ни облздрава, ни больницы не было. До сегодняшнего времени никто из этих врачей даже не поинтересовался состоянием ребенка. Перед тем, как уезжали, я позвонила главному неврологу страны, говорю: Владимир Георгиевич, что же вы нас так подвели с «Охматдетом», мы так надеялись. А он сказал, что нам никто не отказывал, «Охматдет» ждал звонка, чтобы забрать ребенка. Получается, что из областной нашей больницы никто в «Охматдет» даже не писал, не звонил», — сказала Виктория.

В больнице в Санкт-Петербурге врачи поставили диагноз постгипоксическая энцефалопатия, которая произошла после кислородного голодания мозга.

«Они сказали, что по их исследованиям была остановка сердца 5-6 минут, на 95% это зависит от анестезиолога. Но они не судмедэксперты, они не имеют права это записать, они могут записать только то, что видят, а не то, что было. А Чадаев и был на операции анестезиологом. Есть выписки из больницы, что это было после трахеостомы, что сознания у ребенка не было. Ребенок до сих пор в состоянии малого сознания. Есть улучшения, он улыбается, кушает сам, мама его кормит, но у него проблемы с конечностями, как после инсульта», — сказала Виктория.

На данный момент Илья находится в больнице в Санкт-Петербурге на постоянной вентиляции легких. Родственники Ильи отмечают, что лечение очень дорогостоящее, поэтому обращались в различные фонды, на предприятия, в Министерство здравоохранения, чтобы им оказали помощь.

«Мы пытаемся сделать все, что возможно, чтобы максимально спасти ребенка. Конечно, мы понимаем, что до того состояния, какой он был, мы его не восстановим. Хотя надеемся, чудеса случаются», — рассказала тетя мальчика.

Для оказания помощи семье Ильи открыт счет в банке. Реквизиты: р/р 26209805082216, «УкрСиббанк». ФИО: Невеселый Александр Витальевич (папа Ильи).

Тетя мальчика (Рита) тел: +380991395014.

Карта ПриватБанка: 5168 7573 1774 4078 (Невеселая Анна).

Другие новости:

Tags: , , ,