Безвременье или «Публичное восхищение придает разумности любому дураку…» (Письмо в редакцию)

Понедельник, 18 июня, 2012 15:17

К нам в
редакцию пришло письмо от нашего читателя, с содержательным
повествованием о роли  СМИ в деле О. Макар. Чтобы долго не
пересказывать, мы решили опубликовать текст полностью.

Безвременье или «Публичное восхищение придает разумности любому дураку…»

Можно без преувеличения сказать – трагедия, произошедшая с Оксаной
Макар, всколыхнула украинское общество и стала той лакмусовой бумажкой,
которая показала, насколько больна страна и как далеко зашла болезнь.
Или камнем, брошенным в болото и поднявшим на поверхность с самого дна
гниль, наслаивавшуюся там годами.

Впрочем, несмотря на стоячую воду, гниль молниеносно разошлась кругами с
самыми разнообразными взвесями, в которых всего было предостаточно:
политического популизма и правового нигилизма,  предвыборных учений
политтехнологов (либо считающих себя таковыми) и ведомственного
перепуга. И не последнюю роль во взбалтывании этих взвесей сыграла
отечественная журналистика.

Верховенство права или власть толпы?

К сожалению, дело О.Макар вынесло накал эмоций за шкалу закона. Начиная с
первого момента появления на николаевском сайте видеозаписи с
признанием одного из подозреваемых, многие события, сопровождавшие
расследование дела, происходили вне правового поля. Прежде всего, был
нарушен один из основополагающих принципов права, гарантированный
Конституцией – презумпция невиновности. Особый вопрос к милиции – каким
образом на этапе начала следствия в интернет попали имена и фамилии
подозреваемых? Не говоря уже о видео то ли допроса, то ли просто некоего
общения с задержанным. 

Даже не хочется повторять прописные истины – о том, что только после
решения суда (вступившего в силу!) гражданин правового государства может
быть назван виновным.  И что, в отличие от толпы, юриспруденция должна
руководствоваться только фактами.

Сухие факты скучны и черствы для взбудораженной толпы? Но, пардон, мы же
декларируем свое стремление жить в демократическом обществе. Не за тем
ли николаевцы и вышли на площадь? Так давайте же и сами,
граждане-товарищи, не выходить за пределы правового поля и, требуя
соблюдения законов от других, чтить их самим. Если же нам комфортнее
пребывать в средневековом феодализме, то будет дешевле для казны вообще
упразднить институты судебной и правоохранительной систем, собираясь по
необходимости дружной толпой на самосуд.

Тогда, кстати, и институт прессы станет излишним. Как излишним он
оказался в данном контексте. Потому как, пусть уж извинят уважаемые
журналисты, но не они оказались в авангарде происходящего. Призванные по
определению быть социально ответственной, передовой частью общества,
де-факто многие из них послушно, как зомби, озвучивали в эфире и на
полосах газет самые невероятные «факты» и вообще практически все, что
появлялось в соцсетях и на «желтых» интернет-ресурсах. Фамилии, имена,
адреса подозреваемых и их запуганных родственников, видео «допроса»,
оглашение, вплоть до мельчайших подробностей, состояния здоровья как
Оксаны Макар, так и другой жертвы преступления, Александры Поповой (в
нарушение как статьи Уголовного кодекса о незаконном разглашении
врачебной тайны, так и статьи Закона Украины «Об информации», охраняющей
право гражданина на неразглашение его физического состояния).

Не знаю, кстати, как читателям, а автору не хотелось бы даже перед своим
концом делать достоянием общественности «ценную» информацию о том,
какую кишку и куда у него выводили. И если мама О.Макар считала это
возможным – это ее личное дело, но зачем же так некритично «сливать» эту
инфу в эфир? Профессиональную этику, как и законы, ведь пока никто не
отменял!

Голос разума или голос политика?

Печально, но факт: в событиях, последовавших после  трагедии, власть
толпы одержала верх. Слабые голоса правозащитников утонули во всеобщем
истеричном вое и правовой вакханалии, где правда смешалась с враньем,
факты с домыслами, а жажда справедливости с жаждой пиара и легкой поживы
в виде разнообразных дивидендов – от торговли своим фэйсом на экранах
до получения грантов «на демократию».

И вот уже в телестудии и больницы к жертвам ринулись народные избранники
и желающие стать таковыми, общественники, пасущиеся на грантовой ниве и
просто отдельные граждане, не реализовавшие себя в социуме. Кто-то
перед телекамерами героически сдает кровь, кто-то тащит в ожоговый центр
бинты, не забывая при этом проплатить соответствующие сюжеты на
центральных каналах, кто-то спешит заявить, что это именно его сайт
«раскрутил» столь горячую тему. Главный коммунист страны П.Симоненко
заявляет, что Оксану Макар «облили бензином и подожгли», а потому в
самый раз освежить предвыборную память электората и наступить на его
любимую мозоль под названием «смертная казнь». А чего стоит стилистика
разосланного в этот период заявления николаевскими руховцами? «Зверское
изнасилование юной девушки стаей сынков-регионалов — это покушение на
будущее Украины: на ее молодежь и на общественную мораль. К такому
выводу пришли представители Николаевской областной организации Народного
Руха Украины, высказав его в заявлении своей организации». Как в старом
анекдоте о колхозном собрании: мы не знаем, кто такая Чили, мы не
знаем, кто такая хунта, но если эти две проститутки не выпустят Луизу на
карнавал, мы завтра всей бригадой не выйдем на работу!..

Впрочем, герой прошлых времен Луис Корвалан давно ушел в небытие, сейчас
на сцене – новые герои. Главный «партийный европеец», юрист по
образованию Николай Катеринчук умело и ненавязчиво (опыт-с, господа!)
примыкает к митингующей в Николаеве молодежи, гневно поддерживая ее
требования в популярном шоу провести расследование в течение месяца.
Хотя кому, как не юристу Катеринчуку, не  знать, что
криминально-процессуальный кодекс отводит на это минимум два месяца. И
кому, как не ему, знать, что присутствие на предварительном судебном
слушании обвиняемого не обязательно, и только при его желании его
доставляют в суд. (То есть, закон предоставляет обвиняемому право выбора
— находиться на предварительном слушании в зале суда или нет). Но голос
политика заглушает голос юриста, и вот уже народный депутат делится с
прессой своими переживаниями: дескать, томит его душу нехорошее
предчувствие, что одного из обвиняемых, не присутствовавшего на
заседании, прячут от правосудия. И пресса смиренно заглатывает
пиар-наживку, услужливо ее распространяет, не потрудившись элементарно
заглянуть в УПК или проконсультироваться со специалистами. Что остается в
сухом остатке? Нардеп в преддверии выборов обеспечивает себе активное
присутствие в медиа-пространстве, потрафляя настроениям толпы, пресса
аки зомби выполняет роль инструментария манипулятивной технологии, а
читатель/зритель в очередной раз получает исковерканную, перекрученную
информацию. Чем не условия для превращения гражданского общества в
бессмысленно бунтующую толпу, готовую немедленно забросать камнями того,
на кого укажут звезды политических ток-шоу? Державный муж занят
собственным пиаром, пресса ему подсобляет, забыв о своей общественной
функции, а люди в части получения информации предоставлены сами себе, а
потому черпают вдохновение в соцсетях и комментариях обывателей. И, увы,
комариным писком, тонущим в предвыборной теле-риторике, звучат
предупреждения правозащитников о том, что «когда мы, общество, требуем
от правоохранителей затравить человека, мы подталкиваем нашу систему на
другие преступления» (Аркадий Бущенко, исполнительный директор
Украинского Хельсинского союза по правам человека).

Герои нашего безвременья 

К сожалению, трагедия юной николаевской девушки показала факт наличия у
нас не столько гражданского общества, сколько его незрелость. Не
правозащитники и не журналисты, призванные быть его передовой, социально
ответственный  частью, стали проводниками идей масс. Жаждущая
показательной расправы толпа слушала, к примеру, не сопредседателя
Харьковской правозащитной группы Евгения Захарова или социального
психолога Олега Покальчука, чьи публичные экспертные (причем
высокопрофессиональные!) оценки, к сожалению, остались практически
незамеченными, а неких, извините, маргиналов, самозвано назначивших себя
на роль лидеров общественного мнения. Ну скажите пожалуйста, кто такой
Юрий Круцылов? Что сделал он такого полезного для общества, чтобы
получить право публично представлять своих земляков на массовых
собраниях и в телеэфире, где он буквально прописался, ловя свою волну?
Знает ли хоть кто-нибудь из николаевцев его жизненный и профессиональный
путь? Где родился, на кого учился (и учился ли вообще), каких ученых
степеней достиг и на каком профессиональном поприще? Или он взялся
ниоткуда, как Шариков из бессмертного булгаковского шедевра?

Помните? «Я красавец. Быть может, неизвестный собачий принц. Инкогнито.

Очень возможно, что бабушка моя согрешила с водолазом».

Во всяком случае, автор, не поленившись порыться в открытых источниках,
не нашел о Юрии Круцылове ничего стоящего того, чтобы признать его
авторитетным общественным деятелем. Зато факты привлечения его к
админответственности имеются. Например, в 2011 году Ю.Круцилов был
оштрафован на 51 гривню Очаковским РОВД за то, что, пребывая в нетрезвом
состоянии, высказывался грубой бранью на привокзальной площади. Причем
это было уже второй раз в течение года, потому и оштрафовали. Статус
оштрафованного на тот момент – безработный. Случайность, скажете вы, с
кем не бывает? А вот и не случайность: годом ранее работниками
Центрального РОВД в отношении Ю.Круцылова был составлен протокол за
распитие алкогольных напитков в общественном месте. В 2005 году – то же
самое, админпротокол и предупреждение.

Ну как тут опять не вспомнить Булгакова? «Это не народ! Это хуже народа. Это лучшие люди города!»
И ведь дело-то на самом деле не в Круцылове. Такие, как он, шустряки,
слетающиеся за своей долей добычи, всегда были и будут, читайте
классику. Беда в другом — средства массовой информации, изо дня в день
моделируя для своей аудитории виртуальную реальность, лепят из таких вот
«общественников» героев нашего времени. На самом деле с реальностью
виртуальное медиа-пространство ничего общего не имеет, так же как
Круцылов не является лидером общественного мнения. Просто журналистам
так проще – снять не в меру активного шустряка, суетящегося у их камер,
потом подписать синхрончик нардепа, величаво прибывшего на суд и не
жалеющего времени на раздачу интервью, а для живости картинки доснять на
десерт городского сумасшедшего, подскочившего вовремя к месту оживления
с плакатиком, содержащим нелепые оскорбления в адрес всех. И готов
живенький сюжетец с яркой картинкой сжигания и надувания чучел,
узнаваемых холеных обличий и плакатика с предусмотрительный ошибочкой в
слове «кАзлы» (пиар пиаром, а отрабатывать на общественных работах за
хулиганство не хочется…).
Факт остается фактом: в информационном поле, освещавшем историю О.Макар,
царили профанация и обыкновенная журналистская лень, за редким
исключением. Статьи, где вместо смакования подробностей, самолюбования и
травли родственников арестованных содержались глубокий анализ
случившегося, комментарии специалистов, попытка осмыслить трагедию с
общественной точки зрения, был опубликованы в газетах «Зеркало недели»,
«Голос Украины», на сайте «Телекритика»; 5-й канал регулярно приглашал в
студию экспертов – правозащитников, юристов (не путать с пиарящимися) –
вот, пожалуй, и все. Хотя нет – газета «Киев пост», чуть ли не
единственная, задалась вопросом – а кто первым назвал прессе фамилии
подозреваемых в совершенном преступлении? Зато один николаевский
телеканал, позиционирующий себя как учебный, названивал в пресс-службы
силовиков и с детской непосредственностью просил прислать им фотографии
арестованных – для эфира. Почему уважаемые телеканалы, как
загипнотизированные, обнародовали банковские реквизиты счета матери
Оксаны Макар, но при этом проигнорировали заявления пресс-секретаря
управления охраны здоровья, который чуть ли не заламывал руки, прося
прессу сообщить зрителям/читателям, что пациентка получает все
необходимое за государственный счет и ни в одной благотворительной
копейке не нуждается? На вопрос автора о цели обнародования реквизитов
счета Т.Суровицкой журналистка (причем одна из лучших в регионе!)
убежденно ответила: ну так деньги же потребуются на будущие пластические
операции! Где теперь эти деньги, перечисленные благородными людьми по
порыву доброго сердца – на чьем-нибудь депозите, в воровском общаке или
еще где-либо? Вряд ли мы когда-нибудь об этом узнаем…
…На сайте на самом видном месте красуется баннер: «ТОП ТЕМА: ДЕЛО
НАСИЛЬНИКОВ». Внутри – яркий заголовок: «У матери одного из
подозреваемых по делу Оксаны Макар сердечный приступ, другую вытащили из
петли». И приписка: «ВИДЕО»…

Всеядность и некритичность прессы – примета нашего времени. Вернее,
безвременья, в котором героями становятся балаганные шуты — участники
ток-шоу и маргинальные «общественные активисты», а при отсутствии
реализации принципа верховенства права власть толпы превалирует над
правосудием.
Впрочем, в истории Оксаны Макар, как бы цинично это не звучало, есть
один позитивный момент. Это реакция людей, воспринявших трагедию
маленького человека как свою личную, и вышедших на улицу. Граждане своей
страны напомнили власти, что вопрос о том, кто в доме хозяин, далеко не
однозначен. И если герои известной передачи Кати Осадчей, гордо
повествующие с экрана всей стране о свежеприобретенных цацках, виллах и
машинах, думают, что это они хозяева жизни, то николаевская история
показала – все эти «надбання» украинских нуворишей могут быть в
одночасье смыты волной народного гнева…


Виктор Деев


Самые интересные новости на Нашем Telegram-канале