«Играющий человек»: политические партии в Украине

Воскресенье, 1 апреля, 2018 13:44

С 1990 в Минюсте Украины зарегистрированы 432 политические силы. Из них свою деятельность уже прекратили 78 партий.

Политики торгуют, манипулируют, коррумпируют. Политическая игра — понятие емкое, с множеством проявлений и функций. Когда речь идет о партиях как политическом институте (под ним понимаю совокупность определенных правил игры), то можно сказать, что партии в Украине — это игра без правил.

Целесообразно постичь суть этой игры. И не только из-за ожидания очередных президентских и парламентских выборов, когда надо определиться, за какую политсилу отдать свой голос. Актуализация вопроса «Что мы знаем о политических партиях в Украине?» будет расти, если рассмотрим его в других контекстах:

— качества политических институтов;

— угроз для страны в условиях гибридной войны России против нашего государства;

— способности политической системы реагировать на разнообразные вызовы.

О партиях в цифрах

По моим подсчетам, с 1990 г. до сегодняшнего дня в Минюсте Украины зарегистрированы 432 политические силы. Из них свою деятельность уже прекратили 78 партий (или приблизительно каждая пятая) и, в частности, восемь политсил перестали функционировать непосредственно в исследуемый период: из партийной карты исчезли своеобразные отголоски прошлого — три из четырех коммунистических партий (функционировавших в начале 2014 г.), атрибут Кучминских времен «Демократичний Союз» и признак новейших — партия «ЗА КЕРНЕСА!»* и другие.

Причины прекращения деятельности этих политсил (если присмотреться к деталям и нюансам), разумеется, достаточно разные. Впрочем, общее тоже есть: изменение политической конъюнктуры, появление новых «хозяев» и спойлеров, обслуживающих их, появление «новых желающих», стремящихся «и для себя что-то откусить»… Плод нынешней конъюнктуры — 354 партии, функционировавших (по данным «Єдиного реєстру громадських формувань») на 1 января с.г. Подсчитала: почти 38% из них (или 163 партии) были зарегистрированы непосредственно в период 2014—2017 гг. Пик регистрации партий — 2015-й, когда появилось 79 новых образований.

Впрочем, эти цифры — относительные, ведь некоторые партии годами находятся на стадии прекращения (в частности, более шести лет — партия «Українська платформа», свыше четырех с половиной — «Фронт Змін», несколько лет Минюст готовит приказ об аннулировании свидетельства партии «За справедливість і добробут», штаб-квартира которой в г. Симферополе, и решение об аннулировании регистрации партии «ВІДРОДЖЕННЯ І Розвиток», которая базируется в Доброполье в Донбассе. Поэтому названные политсилы только формально можно отнести к действующим. А если принять во внимание тот факт, что в середине 2016 г. НАПК сообщало, что 86 партий отсутствуют по адресу официальной регистрации, то количество партий, функционирующих формально, достигает по меньшей мере 90 (около 25,5% от всех действующих).

А теперь — немного сюра…

Когда партии впервые столкнулись с необходимостью отчитаться о своих финансовых затратах, то (как сообщал представитель НАПК в интервью Deutsche Welle), летом 2016-го в агентство обращалось за консультацией лицо, на котором было зарегистрировано… 17 партий.

Сем-над-цать? У меня вопрос: а сколько вообще Минюст может выдать партиек в одни руки?

Имени владельца этого «политического имущества» мне не удалось узнать, но, анализируя (на начало 2017-го) информацию на сайте Минюста, обнаружила, что главой, например, ПАРТИИ «НАРОДНИЙ Контроль» и ПАРТИИ «ГРОМАДСЬКИЙ РУХ «НАРОДНИЙ КОНТРОЛЬ» был народный депутат Дмитрий Добродомов; руководителем партии «Молодь до ВЛАДИ!», как и силы с названием «БЛОК ДАРТА ВЕЙДЕРА», — Валентин Скрипец. И снова вопрос: почему государственные мужи (вопреки законодательству) толерируют ситуацию со специфической «многопартийностью» лица?

Но оцените красоту игры: Скрипец — помощник молодого народного депутата Дмитрия Голубова, члена фракции БПП. В прошлом году Голубов был руководителем «Інтернет партії України», но вскоре руководство политсилой было доверено его парламентской помощнице Юлии Рыжих. Третий помощник Голубова — Максим Ястремский — тоже при деле: возглавляет «Піратську Партию України». Кроме того, «ОДЕСЬКА ПАРТІЯ» в 2017 г. стала называться «ОДЕСЬКА ПАРТІЯ ДМИТРА ГОЛУБОВА», хотя сам политик на сайте Верховной Рады значится беспартийным. То есть «команда Голубова» владеет пятью партиями. И, учитывая финансовые возможности г-на Голубова (а именно он задекларировал криптовалюту — биткоины — на сумму
2 млрд грн), у этого партийного инкубатора большие перспективы!

…и еще немножко…

Другой интересный, но, как может показаться, странный вопрос, — откуда берутся партии? Минюст говорит: если вы законопослушные и одержимые мечтой объединить единомышленников ради реализации высоких и чистых помыслов, то через несколько месяцев (или же, замечу, лет, как свидетельствует упрямство партии «Зелений Тризуб» или «Української Галицької Партії») хождения в Минюст вы, наконец, зарегистрируете свою политсилу. На Интернет-ресурсах — нельзя, а вдруг кто-то проговорится, что рейдерство — тоже один из путей получения партии. Нет, говорят «юристы с адвокатами»: самое простое — купить ее. Ведь несмотря на то, что де-юре покупка/продажа политсилы невозможны, «в реальной жизни», сознаются они, политические партии все же и продаются, и покупаются.

Одни из «правовых групп», проявляя «гибкость в рамках закона», другие, провозглашая себя лидерами «на рынке продаж политических партий», предлагают партии «в любом регионе нашей страны». Так, осенью 2017 г. одна из юридических контор, в частности, предлагала «не что-нибудь», а «готовую действующую политическую партию»: «партию с чистой репутацией» и «большими перспективами на будущее», поскольку она была создана в мае 2014 г., у нее уже есть 15 областных парторганизаций, т.е. своя «сформированная сеть политической деятельности государственного масштаба», и, кроме того, в 2014 г. партия участвовала в выборах в Верховную Раду Украины. У нее восемь кандидатов в восьми мажоритарных округах Украины. Следовательно, «имя партии уже известно украинцам!». Но… владельцу партия стала не нужна. Покупайте!

А как поражает (едва ли не больше всего!) одна из «международных юридических фирм», которая сообщает, что у нее есть «список зарегистрированных партий», «ожидающих своих лидеров». То есть тебя ждут с деньгами! Просто приди, заплати и владей.

Такие «аргументы» юристов помогают понять характерные признаки ряда нынешних украинских партий: они куплены, имеют «владельцев», созданы и функционируют во внеправовом поле: не являются результатом реализации конституционного права граждан на свободу объединения, не выступают добровольными объединениями граждан, которые являются приверженцами определенной общенациональной программы общественного развития (как того требуют ст. 1—3 Закона «О политических партиях в Украине»). Этот перечень нарушений можно продолжать, опираясь едва ли не на каждую следующую статью упомянутого закона.

Но обращу внимание и на другое: законодатель, понимая необходимость контролировать «деятельность» политических сил, думается, еще не до конца осознал необходимость контролировать и процесс их реорганизации, когда один «владелец» партии продает ее через посредника новому «обладателю», а со временем происходит изменение названия, руководства, программы, устава, юридического адреса политсилы. Законодательство относительно политических партий отстает от политических реалий. Да и от потребностей общества.

Кое-что о дистанционном управлении партиями… 

Дистанционное управление — это не только, когда Михаил Добкин берет зарегистрированную в марте 2016 г. партию «БЛОК МІСЦЕВИХ ГРОМАД» и превращает ее в «собственную партию» «ХРИСТИЯНСЬКІ СОЦІАЛІСТИ», которой, впрочем (по данным упомянутого «Єдиного реєстру…»), руководит Артур Мартин. Это и другие довольно специфические, по моему мнению, случаи: когда партию Наталии Королевской «Україна — Вперед!» «сторожит» и.о. главы В.Ткаченко, пока госпожа «играет» — исполняет «миссию» сопредседателя Центральной контрольно-ревизионной комиссии в «ОПОЗИЦІЙНОМУ БЛОЦІ». А «НАРОДНІ ІНІЦІАТИВИ ОЛЕКСАНДРА ФЕЛЬДМАНА», потеряв руководителя (который, очевидно, «заигрался», попав в мужскую компанию сопредседателей партии «Наш край»), то ли ждут его возвращения, то ли смены владельца. Хотя, может, я и ошибаюсь, поскольку сайт Верховной Рады Украины информирует, что уважаемые господа Королевская и Фельдман… беспартийные.

Более тяжелые случаи — это когда глава партии где-то за границей, возможно, и с другим гражданством. Это я и о Лазаренко, который до сих пор издалека руководит «Громадою», и о Черновецком с его «Християнсько-Ліберальною партією України».

Иногда политическая игра имеет и совсем жуткие формы: «Єдиний реєстр…» информирует, что лидером Славянской партии является… умерший несколько лет назад А.Базилюк (1942—2012); а Партией «Союз» все еще руководит Л.Миримский (1960—2017).

…Новые формы дистанционного управления? Или игра живых с костями мертвых?

…и их местонахождение

Из 354 партий, которые, считает Минюст, были «живы» на 1 января 2018 г., юридический адрес 279 политсил, по моим подсчетам, — в г. Киеве. Показательно: партия может называться «ХЕРСОНЦІ» или «ЧЕРКАЩАНИ», но ее штаб-квартира — в Киеве. Другие 74 партии местом регистрации выбрали
67 городов, два поселка городского типа и пять сел. Наименее популярными у желающих зарегистрировать партию были такие области, как Тернопольская и Черкасская, где зарегистрировано только по одной политсиле. По две политсилы зарегистрировано в Винницкой, Волынской, Закарпатской, Полтавской Ровненской, Хмельницкой и Черниговской областях. По три — в Житомирской, Запорожской, Луганской и Харьковской. Четыре политические партии — на Львовщине; по восемь — в Днепропетровской и Одесской областях. Самые популярные — Донетчина и Киевщина, где свои штаб-квартиры разместили по 11 политических партий. В частности на Киевщине о наличии «собственных» партий заявили не только города (Березань, Белая Церковь, Буча, Вышгород, Ирпень), но и села (Софиевская Борщаговка Киево-Святошинского района и Счастливое Бориспольского). Ни одна из партий не выбрала местом регистрации своей штаб-квартиры такие области, как Ивано-Франковская, Кировоградская, Николаевская, Херсонская и Черновицкая.

Говоря о местонахождении политсил, обращу внимание на специфический нюанс: в отчетах партий за 2017 г., представленных в НАПК, фактическим местонахождением, например, всех (!) 23 структурных образований (областного или другого уровня) ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ «ОБ’ЄДНАННЯ «СИЛА ГРОМАД» указан единый киевский адрес: ул. Трехсвятительская, д. 5/1; 27 организаций ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ «ЗА КОНКРЕТНІ СПРАВИ» (т.н. партии Герег) — зарегистрированы на Хмельнитчине. Такая ситуация говорит по меньшей мере о нарушении ст. 11 Закона «О политических партиях в Украине» (2001), согласно которому «политическая партия на протяжении шести месяцев со дня регистрации обеспечивает образование и регистрацию в порядке, установленном этим законом, своих областных организаций в большинстве областей Украины, городах Киеве, Севастополе и в Автономной Республике Крым». А кроме этого — о феномене (который стремительно развивается) региональных партий, для создания и функционирования которых в Украине нет юридических оснований. Впрочем, региональная политическая партия соответствовала и соответствует тем или иным политико-экономическим интересам региональных элит и является инструментом решения ими разнообразных задач в специфических условиях региональных политических режимов.

О самом-самом-самом сокровенном и о зловещих призраках

Увлекательное чтиво, побуждающее ко многим размышлениям, — упомянутые отчеты политических партий об имуществе, доходах, затратах и обязательствах финансового характера за 2017 г., представленные в НАПК. Но здесь обращу внимание только на еще один аспект: не все партии проявили готовность говорить о своем самом сокровенном. Из 354 политсил на сайте НАПК (на 25 марта т.г.) размещено лишь 210 партийных отчетов.
144 политсилы еще доносят свои документы? Или они просто игнорируют и НАПК, и общество? А может, уже прекратили свое существование? Где эти все ПСПУ (глава Н.Витренко), СПУ (она чья — Устенко? Кивы? Каплина?), ПАРТІЯ РЕГІОНІВ (а эта чья?) и «Народна Партія» (глава В.Литвин)? Где бывшие борцы-патриоты НРУ, УНП и «ТРЕТЯ УКРАЇНСЬКА РЕСПУБЛІКА» — выдохлись и исчезли или умерли на старте? А где отчеты персонального УДАРа (В.Кличко), Морської (С.Кивалова) и «Народних іниціатив» (А.Фельдмана)? Где две венгерские — КМКС и Демократична партии? Где и перед кем отчитывается «Партія поляків України»? А где отчеты партии Н.Савченко и политсилы В.Рубана? Медведчуковского «Українського вибору»? Или они уже не отчитываются перед Украинским государством?

Отдельный разговор — об отсутствии отчета на сайте НАПК партии «РУСЬ ЄДИНА». Политсила появилась в 2003 г. как «Слов’янський народно-патріотичний союз», в 2005-м была переименована в «Партію політики ПУТІНА», в 2008-м — собственно на «РУСЬ ЄДИНА». Впрочем, в конце 2016 г. в информационном пространстве распространялись факты о деятельности Волынской, Днепропетровской, Донецкой, Запорожской, Киевской, Николаевской, Полтавской, Харьковской, Херсонской областных и ряда городских и районных организаций… «Партії політики ПУТІНА». Возникают вопросы: партия действует нелегально? С разрешения или по недосмотру Минюста (в течение восьми лет после переименования!)? Почему региональные политические режимы допускают функционирование ППП? И, наконец, почему те, кто не равнодушен к судьбе Украины, не интересуются партиями-призраками? Зловещими призраками в гражданском обществе, нависающими и над политической системой страны.

А их — не один. Об этом дает основания думать, например, отсутствие на сайте НАПК отчета КРУК. Такую аббревиатуру собственного названия дала ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ «Київська Русь — Україна». Присмотреться к КРУК, чтобы понять, не зловещий ли он, заставила история его перевоплощения из Политической партии «Ми Маємо Мету». Эта «политическая МММ» была зарегистрирована в июле 2013 г. во главе с человеком, который через несколько месяцев стал террористом и предателем Украины, одним из предводителей фейковых республик на Востоке Украины — Д.Пушилиным. Как свидетельствовал сайт Минюста, он оставался руководителем МММ в течение 2014 и 2015 гг. Только в конце 2015-го (или на начало 2016-го) МММ перевоплотилась в КРУК. Меня интересует, как Пушилин передавал руководство партией? А государство и общество контролировали этот процесс?

О феномене «партии вторые, третьи, четвертые и др. руки»

Как воздуха, обществу не хватает прозрачности в сфере развития партий. Очевидно, многим хотелось бы узнать, каким был механизм преобразования «Всеукраїнської партії Миру і Єдності», зарегистрированной в 2000 г. в Донецке, в 2013 г. — в «Национальний Альянс свободи та Українського Патріотизму «НАСТУП», осенью 2014-го — в ПАРТИЮ «БЛОК ПЕТРА ПОРОШЕНКА» и с началом 2015 г. — в «БЛОК ПЕТРА ПОРОШЕНКА «СОЛІДАРНІСТЬ»? Это аналог или реинкарнация первой «Солидарности», которая, появившись в 2001 г. во главе с М.Антонюком, очень быстро перешла под руководство П.Порошенко? (Партией с 2005 г. до 2013-го — момента аннулирования ее свидетельства — руководил другой человек.)

Как невинная партия «Троєщина», зарегистрированная в 2010 г. как партия «Закон і Порядок», превратилась в парламентскую партию «ОПОЗИЦІЙНИЙ БЛОК» во главе с Ю.Бойко и Б.Колесниковым? Эти партии — часть политической системы государства. От их качества/качеств зависят и качество самой политсистемы, и ее способность противостоять самым разнообразным вызовам, держать удар.

Сплошная головоломка — ребрендинг «новых партий», созданных в 2014—2017 гг. Подсчитала, что из 161 партии, зарегистрированной за несколько последних лет, на 1 января 2018 г. изменили свое название свыше 30%. При этом 40 из них переименовывались дважды; восемь — трижды. Но, очевидно, самые большие тектонические сдвиги происходили у зарегистрированной в январе 2016 г. политсилы ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ «СВОЇ», которая вскорости уже называлась «УКРАЇНСЬКА СОЦІАЛ-ДЕМОКРАТИЧНА ПАРТІЯ «СВОЇ», затем — «ПРАВДА І СПРАВЕДЛИВІСТЬ» и, наконец, — ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ «ОЛЕКСАНДРА МОРОЗА «ЗА ПРАВДУ І СПРАВЕДЛИВІСТЬ».

Многочисленные переименования дают основания говорить прежде всего о том, что не следует искать в названиях, как и в программах, нынешних политических сил в Украине идеологию или «высокие идеи»: вначале есть название «для продажи», потом — название «на злобу дня» или для удовлетворения собственных амбиций. Политики не страдают чистоплотностью и ничем, кажется, не гнушаются.

Готовимся к выборам…

«Зеркало недели»

Другие новости:

Теги: , ,