Интервью с начальником Службы автодорог Николаевщины: почему область медленно осваивает Дорожный фонд и не находит взаимопонимания с городом (Часть 1)

Среда, 8 августа, 2018 17:41

Ремонт дорог – это один из самых актуальных и больных вопросов для Николаевщины. В нынешнем году на Службу автомобильных дорог обрушилось немало критики как со стороны водителей, так и со стороны Мининфраструктуры. Будут ли в этом году освоены деньги на ремонт дорог, и каких результатов от дорожников стоит ожидать, интернет-издание «Мой город» поинтересовалось у главы САД в Николаевской области Андрея Максименко.

— В первую очередь хотелось бы узнать о ситуации с Дорожным фондом. Мы помним, как во время дискуссии в Украинском кризисном медиацентре директор департамента стратегического развития дорожного рынка и автомобильных перевозок Мининфраструктуры Виктор Сасин заявил, что из-за конфликтов между облгосадминистрацией и дорожными службами Николаевская область неэффективно использует средства, выделенные из Дорожного фонда. Кроме того, сам министр инфраструктуры Владимир Омелян демонстрировал показатели освоения денег, и Николаевщина являлась одной из худших в рейтинге. Почему средства используются неэффективно?

— Была недавно публикация с совещания, что Николаевская область одна из худших — 8% использования Дорожного фонда, Херсонская – 8%, Черкасская – 0%. Представьте, что есть миллион гривен. Этот миллион гривен вы взяли и закатали в одну дорогу. При этом рядом 6 дорог и 6 сел без проезда вообще. У нас в Николаевской области около 70% дорог – это щебень с жерствой, который уже разлезся. Понятно, что там таких глобальных денег, как на асфальт, не нужно, но, чтобы это сделать, нужна трудоемкая работа. Мы решили в этом году, поскольку это первый год, когда передали дороги на управление инфраструктуры, пойти путем максимального обеспечения проезжаемости дорог местного значения по области. Мы не пошли путем «а давайте сделаем три дороги и откроем их, будет все красиво, и на этом закончим». Мы пошли, как по мне, по самому неблагодарному пути. На сегодняшний день у нас уже выполнение около 25% по Дорожному фонду и еще хочу акцентировать, что, по моему мнению, только мерками «а сколько выбрано денег» нельзя оценивать работу людей. Я бы оценивал двумя критериями — сколько освоено денег и сколько километров обеспечено проезжаемости, новых дорог, ямочного ремонта – тогда это будет справедливо.

— Как вы можете прокомментировать конфликт дорожных служб и Николаевской ОГА?

— Неправильно преподнесли информацию. Никакого конфликта у Службы автомобильных дорог с Николаевской ОГА никогда не было. Если уже говорить открыто, то был конфликт бывшего руководителя ДП «Николаевский облавтодор» со Службой автомобильных дорог с Николаевской ОГА и с депутатами областными. Почему он был? Мое субъективное мнение – человек пришел не с целью поднять предприятие и помочь, а с какими-то своими заморочками. Были обвинения, что Служба автомобильных дорог не дает задание, не дает работать облавтодору. Это полное вранье, задание у нас выписано на каждый месяц с работами. Да, они небольшие, да, такого финансирования, как нужно облавтодору, нет, но это уже проблема не Службы автомобильных дорог, это проблема облавтодора.

А выбирается 8% дорожного фонда – это не из-за конфликта. Впервые появились деньги и начали делать местные дороги за последние 25 лет. Но как деньги передавались изначально? Грубо говоря, как сказал один человек: «Ваши деньги – ваша ответственность». Да, были деньги, что с ними делать? Какие структуры будут балансодержателем дорог? Как проводить тендера? За что жить людям, которые будут работать в сфере дорожного транспорта? Служба автомобильных дорог в сметы вносит содержание службы как заказчика – это инспектора, это лаборатория, это все остальное. Когда была разработка и передавались все эти дороги, они передавались на областную администрацию — управление инфраструктуры. Управление инфраструктуры – это в основном чиновники-госслужащие, которые не имеют права получать дополнительного заработка или дохода. Передав дороги на управление инфраструктуры единого мнения не было. Многие создавали государственные предприятия, многие коммунальные, что, по моему мнению, является нарушением закона. Не было единого мнения, как оно вообще должно работать, никто не понимал. Сейчас, когда службой заказчиком определено управление инфраструктуры, они элементарно не могут купить себе линейки, мы не говорим уже об автомобиле. Сейчас многие будут кричать: «Какие автомобили во время войны!». Но послушайте, инспектору нужно выехать на дорогу, проверить и принять работу, как он это сделает. И таких дорог необходимо в день проверить 5-6.

Еще очень важно, что у многих областей на местные дороги уже были проекты. Они получили деньги  и сразу на дороги под эти проекты направили деньги. Управление инфраструктуры получило эти дороги без проектов, то есть все начиналось заново. Если говорить, что малое выполнение, то у нас нормальное выполнение, мы все успеваем. Но учитывайте, что в эти 227 миллионов Дорожного фонда входит и содержание дорог, и проектирование.

Многие области сейчас показали 50%. Но знаете, как можно показать такие результаты? Я могу сейчас по договору — вот есть у нас договор на 183 миллиона на эксплуатацию — давать в рамках 30% аванс. Вот я завтра дал 54 миллиона, 30% от 183 миллионов, на счет подрядчику, отчитался и все, у меня эти 54 миллиона освоены. Я отчитался, что освоены, а он мне потом их вернул – не смог использовать быстро. Я знаю, что так некоторые делают.

А давайте возьмем пост министра Омеляна, который говорил о Тернопольской САД, которая является заказчиком по местным дорогам, где они без тендера разбили прямыми договорами: там на 7 миллионов дорога, они ее разбили по 200 тысяч, по-моему. Но мы такого не делаем, мы идем через «Прозорро», очень много жалоб в Антимонопольный комитет. У нас по эксплуатации был сорван тендер, потому что мы не могли определить победителя, так как все документы были ужасные. Мы в Антимонопольном комитете «бадаемся» за каждый участок дороги, потому что есть недобросовестные подрядчики.

— В 20-х числах июня министр Омелян заявлял, что несколько областей, включая Николаевскую, до сих пор не согласовали перечни объектов, которые будут ремонтироваться за счет таможенного эксперимента и пригрозил забрать средства, если согласования так и не будет. В конце июля губернатор Алексей Савченко заверял, что Николаевщина получила 68 миллионов гривен от эксперимента. Так сколько денег поступило в Николаевскую область?

— По таможенному эксперименту у нас с начала года было 6 миллионов гривен. Как мы знаем, таможенный эксперимент разрешается направлять только на дороги государственного значения. 6 миллионов – это 1 километр в текущем среднем ремонте, если без регенерации, или это 300-400 метров в текущем среднем или в капитальном ремонте с регенерацией, то есть с выбиранием основы. Практически все дороги в области нам необходимо делать с выбиранием основы. Что такое 6 миллионов? Вот сейчас я жду деньги, они должны прийти, мы их ожидаем. Тогда я буду согласовывать, когда у меня будет общая сумма 70-80 миллионов. Тогда я буду понимать и смогу сделать какую-то политику, куда их направлять. Когда у меня лежит 6 миллионов и мне закидывают, что я их не согласовал, на что я их согласую? Мы ждем 68 миллионов. Перевыполнение таможни есть в области, но я еще их не «щупал». Я не вижу эти деньги.

— В перспективе, куда бы вы направили эти деньги?

— Их распределяет Николаевская ОГА. Мое мнение, и в меня сейчас будут все плеваться и кричать «Зрада!», но я бы закончил дорогу Т-1508 на Снигиревку. Объясню почему. Потому что, как бы там ни кричали: «Кому нужна эта дорога?!», «Нужно было делать другую дорогу» — не вопрос, может нужно было делать и другую дорогу, но давайте разберемся, что такое Снигиревка. Это что не люди, это не райцентр? Плюс дорога была сделана и для иностранного инвестора, который зашел и открыл завод. Они сейчас открывают новые линии, они видят, что власть идет навстречу, что им помогают, и я уверяю, что 4-5 лет, и эта дорога окупится полностью.

Трассу нужно закончить. Знаете, мы что-то начали и бросили. Этот выравнивающий слой не пролежит, он не выдержит еще одну зиму. Его нужно закончить, там 17 километров верхнего слоя осталось постелить, и будет красивая дорога. Потом можно идти на Березнеговатое.

— Без денег от таможенного эксперимента на завершение Снигиревской трассы средств нет?

— Мы однозначно закончим эту дорогу. Если даже таможенный не захотят пускать на Т-1508, в чем я сомневаюсь, то мы найдем другой источник, будем штурмовать «Укравтодор», будем думать, как выкручиваться. Но мы 100% закончим эту трассу.

— Когда?

— Я хочу ее закончить до 15-18 августа.

— А остальные деньги от таможенного эксперимента, куда бы вы их направили?

— У меня есть проект. Проект Т-1507 на Парутино, там, где 50 миллионов. У меня есть Н-11, где у меня выделено 200 миллионов, но 90 миллионов уже использованы и 90 миллионов – это второй участок, а у меня их там всего на 369 миллионов, нехватка 269 миллионов. У меня есть куда пускать деньги, у меня есть проекты, у меня есть договора, которые недофинансированы.

— Для завершения ремонта Снигиревской трассы необходимо потратить 48 миллионов гривен. А что делать дальше, как ее уберечь? Нужно ли ставить ГВК?

— Однозначно необходимо ставить ГВК. Если мы уже заговорили за ГВК, у нас каким-то чудным образом сейчас появилось несколько новых площадок ГВК, не буду говорить где, а то в прошлый раз разломали. Пусть она (площадка – ред.) высохнет. Разваляли ребята, которые постоянно пишут в «Фейсбуке».

В первую очередь, необходимо вообще научить водителей не возить перевес. Понятно, что это необходимо менять на законодательном уровне, увеличивать штрафные санкции. Плюс ко всему, нужно в кратчайшие сроки внести изменения, чтобы штрафные санкции, которые накладываются на перевозчика, шли и в местный бюджет. Если эти штрафы, хотя бы 30%, будут идти в местные бюджеты, то местная власть сможет создать коммунальное предприятие, она может закупить весы, она может нанять людей, дать им зарплату 20-25 тысяч гривен, чтобы не было мысли брать где-то со стороны по 500 гривен. Тогда мы будем понимать, что это окупится, и чем интенсивней мы будем работать, тем больше у нас будет поступлений в бюджет.

Конечно, у нас есть большая проблема, что ГВК на Н-24 объезжают по полям. Появился ГВК возле Матвеевки, мы хотим его оттянуть – раз, Баштанка – два, Коблево — Одесса – три и Херсонский подъезд закрыть для движения крупногабаритного транспорта. Таким образом мы полностью закрываем город. Чего мы добиваемся – мы добиваемся того, что все, кто привык возить в порты с перевесом, могут по всей области ехать как хотят, конечно, разрушая дороги, но в конечном результате они приезжают на наши ГВК, где мы их будем радостно встречать.

В будущем, конечно, как начальнику Службы автомобильных дорог мне бы хотелось, чтобы ГВК защищали областные дороги, но для этого необходим финансовый ресурс, человеческий ресурс и конечно сами ГВК.

Меня удивляет позиция города. Например, Киев закупил 6 ГВК и поставил их на въезде в город, потому что они переживают за свои дороги. Почему-то площадки под ГВК, сами ГВК – это забота Службы автомобильных, областной администрации и Укртрансбезопасности, то есть городу это неинтересно, к сожалению. Мы прямым текстом говорим: «Купите ГВК!». Но они пока ничего не делают.

— Служба автомобильных дорог отвечает еще и за ремонт дорог в Николаеве. Вы считаете, это правильно?

— Это черта города. Был бы я мэром, ну так в теории, через лет 50, когда уйдет наш лучший мэр, то я бы хотел, чтобы эти дороги передали мне на баланс. Потому что я тогда понимаю, как мне построить трафик в городе, за что я отвечаю, а так зависеть от какой-то службы, от государственного финансирования дорог, ну зачем мне это?

У нас в этом году выделена беспрецедентная сумма на ремонт дорог, но вопрос в том, что она выделена на текущий средний ремонт и на капитальный ремонт. Берем капитальный – это Н-14 с. Водяно-Лорино и с. Воссиятское и текущий – это Т-1507 «Парутино — Очаков» и Н-11. А деньги на эксплуатацию – это зима. В эти же деньги на эксплуатацию входит проектирование, входит подготовка текущих проектов, оформление земли под дорогами. Потому что если мы будем в будущем делать капитальный ремонт дороги, нам обязательно нужно отведение земли – это все входит в эксплуатационное содержание. Плюс мы за эти деньги должны сделать ямочный ремонт, мы должны убрать дорогу, нанести разметку, дорожные знаки – все за эксплуатационные деньги. Их не увеличивали, они остались, как и были, но состояние дорог с каждым годом ухудшается и соответственно нужно больше денег на покос травы, на выравнивание обочин, а обочины — это очень важная вещь, потому что самый худший враг дорог – это вода, а если обочина не будет ровной и будет поросль, то вода будет скапливаться.

— Есть ли диалог с мэром, и какая его позиция по передаче дорог на баланс города?

— Когда был у нас президент Петр Алексеевич, то мэр вместе с губернатором попросили у него деньги на финансирование дорог, которые проходят через город. Я так понимаю, что было обещано. Сейчас мы ведем переговоры, чтобы заказать проект ремонта этих дорог. Но есть нюансы. У нас настолько интересно построена законодательная система автомобильных дорог. Берем те же дороги через город, мое там только асфальтное покрытие, ни разметка, ни люки впавшие, которые нужно поднимать, – это все не мое. Разметку наносит город, знаки ставит город, а люки делает балансодержатель — где-то это «Укртелеком», где «Николаевтеплоэнерго». То есть, чтобы взять и сделать все в одном проекте – это невозможно. Нужно отдельный проект делать по люкам, отдельный проект по освещению, отдельный проект по дороге. Мы готовы объявить торги, мы готовы определить победителя, мы готовы отвечать за качество дорог по асфальту, но пока мы в стадии переговоров по проекту.

— Какие взаимоотношения САД с руководством города в вопросе ремонта городских дорог?

— К сожалению, есть определенные моменты по взаимоотношению Службы автомобильных дорог с городом. В последние 3-4 месяца мы часто читали в СМИ, что заместитель мэра Юрий Степанец недоволен Службой автомобильных дорог, КП «ЭЛУ автодорог» недовольно Службой автомобильных дорог. Вы знаете, я даже не реагирую на это и ничего публично не отвечаю. Я доволен работой Юрия Степанца, я доволен работой КП «ЭЛУ автодорог». Нужно уметь прощать, в Библии написано. Я к Степанцу дела не имею, пусть себе работает. Поэтому перед тем, как критиковать что-то, нужно показать, как умеешь работать.

Я стараюсь быть открытым для всех, но когда нам заявляют, что через 4-5 часов будет разведение моста Ингульского, а у нас до этого прошел ремонт струйным методом, а струйный метод предусматривает рассыпание щебня и он должен «повыкатываться». И когда нам заявляют, что разводка Ингульского моста, а потом, что щебень падает и забивает там какие-то стыки, ну ребята предупредите, наберите в телефонном режиме, мой телефон знают все. Поэтому координация оставляет желать лучшего.

Я знаю, что департамент ЖКХ возил журналистов и показывал, где хозяйство Службы автомобильных дорог по городу. Ну это снять с себя ответственность, это классно конечно, но я же не вожу по городу журналистов и не показываю ту же ул. Чкалова, Турбинную и все остальные. Поэтому это такой детский сад, который не показывает профессионализма людей.

Вскоре читайте продолжение интервью, где Андрей Максименко рассказал, когда в Украину начнут заходить иностранные подрядчики и перевозчики, и предлагали ли ему «откаты».

Беседовали: Алена Бану и Николай Попов