Интервью с начальником Службы автодорог Николаевщины: почему область медленно осваивает Дорожный фонд и не находит взаимопонимания с городом

Среда, 8 августа, 2018 17:41

Ремонт дорог – это один из самых актуальных и больных вопросов для Николаевщины. В нынешнем году на Службу автомобильных дорог обрушилось немало критики как со стороны водителей, так и со стороны Мининфраструктуры. Будут ли в этом году освоены деньги на ремонт дорог, и каких результатов от дорожников стоит ожидать, интернет-издание «Мой город» поинтересовалось у главы САД в Николаевской области Андрея Максименко.

— В первую очередь хотелось бы узнать о ситуации с Дорожным фондом. Мы помним, как во время дискуссии в Украинском кризисном медиацентре директор департамента стратегического развития дорожного рынка и автомобильных перевозок Мининфраструктуры Виктор Сасин заявил, что из-за конфликтов между облгосадминистрацией и дорожными службами Николаевская область неэффективно использует средства, выделенные из Дорожного фонда. Кроме того, сам министр инфраструктуры Владимир Омелян демонстрировал показатели освоения денег, и Николаевщина являлась одной из худших в рейтинге. Почему средства используются неэффективно?

— Была недавно публикация с совещания, что Николаевская область одна из худших — 8% использования Дорожного фонда, Херсонская – 8%, Черкасская – 0%. Представьте, что есть миллион гривен. Этот миллион гривен вы взяли и закатали в одну дорогу. При этом рядом 6 дорог и 6 сел без проезда вообще. У нас в Николаевской области около 70% дорог – это щебень с жерствой, который уже разлезся. Понятно, что там таких глобальных денег, как на асфальт, не нужно, но, чтобы это сделать, нужна трудоемкая работа. Мы решили в этом году, поскольку это первый год, когда передали дороги на управление инфраструктуры, пойти путем максимального обеспечения проезжаемости дорог местного значения по области. Мы не пошли путем «а давайте сделаем три дороги и откроем их, будет все красиво, и на этом закончим». Мы пошли, как по мне, по самому неблагодарному пути. На сегодняшний день у нас уже выполнение около 25% по Дорожному фонду и еще хочу акцентировать, что, по моему мнению, только мерками «а сколько выбрано денег» нельзя оценивать работу людей. Я бы оценивал двумя критериями — сколько освоено денег и сколько километров обеспечено проезжаемости, новых дорог, ямочного ремонта – тогда это будет справедливо.

— Как вы можете прокомментировать конфликт дорожных служб и Николаевской ОГА?

— Неправильно преподнесли информацию. Никакого конфликта у Службы автомобильных дорог с Николаевской ОГА никогда не было. Если уже говорить открыто, то был конфликт бывшего руководителя ДП «Николаевский облавтодор» со Службой автомобильных дорог с Николаевской ОГА и с депутатами областными. Почему он был? Мое субъективное мнение – человек пришел не с целью поднять предприятие и помочь, а с какими-то своими заморочками. Были обвинения, что Служба автомобильных дорог не дает задание, не дает работать облавтодору. Это полное вранье, задание у нас выписано на каждый месяц с работами. Да, они небольшие, да, такого финансирования, как нужно облавтодору, нет, но это уже проблема не Службы автомобильных дорог, это проблема облавтодора.

А выбирается 8% дорожного фонда – это не из-за конфликта. Впервые появились деньги и начали делать местные дороги за последние 25 лет. Но как деньги передавались изначально? Грубо говоря, как сказал один человек: «Ваши деньги – ваша ответственность». Да, были деньги, что с ними делать? Какие структуры будут балансодержателем дорог? Как проводить тендера? За что жить людям, которые будут работать в сфере дорожного транспорта? Служба автомобильных дорог в сметы вносит содержание службы как заказчика – это инспектора, это лаборатория, это все остальное. Когда была разработка и передавались все эти дороги, они передавались на областную администрацию — управление инфраструктуры. Управление инфраструктуры – это в основном чиновники-госслужащие, которые не имеют права получать дополнительного заработка или дохода. Передав дороги на управление инфраструктуры единого мнения не было. Многие создавали государственные предприятия, многие коммунальные, что, по моему мнению, является нарушением закона. Не было единого мнения, как оно вообще должно работать, никто не понимал. Сейчас, когда службой заказчиком определено управление инфраструктуры, они элементарно не могут купить себе линейки, мы не говорим уже об автомобиле. Сейчас многие будут кричать: «Какие автомобили во время войны!». Но послушайте, инспектору нужно выехать на дорогу, проверить и принять работу, как он это сделает. И таких дорог необходимо в день проверить 5-6.

Еще очень важно, что у многих областей на местные дороги уже были проекты. Они получили деньги  и сразу на дороги под эти проекты направили деньги. Управление инфраструктуры получило эти дороги без проектов, то есть все начиналось заново. Если говорить, что малое выполнение, то у нас нормальное выполнение, мы все успеваем. Но учитывайте, что в эти 227 миллионов Дорожного фонда входит и содержание дорог, и проектирование.

Многие области сейчас показали 50%. Но знаете, как можно показать такие результаты? Я могу сейчас по договору — вот есть у нас договор на 183 миллиона на эксплуатацию — давать в рамках 30% аванс. Вот я завтра дал 54 миллиона, 30% от 183 миллионов, на счет подрядчику, отчитался и все, у меня эти 54 миллиона освоены. Я отчитался, что освоены, а он мне потом их вернул – не смог использовать быстро. Я знаю, что так некоторые делают.

А давайте возьмем пост министра Омеляна, который говорил о Тернопольской САД, которая является заказчиком по местным дорогам, где они без тендера разбили прямыми договорами: там на 7 миллионов дорога, они ее разбили по 200 тысяч, по-моему. Но мы такого не делаем, мы идем через «Прозорро», очень много жалоб в Антимонопольный комитет. У нас по эксплуатации был сорван тендер, потому что мы не могли определить победителя, так как все документы были ужасные. Мы в Антимонопольном комитете «бадаемся» за каждый участок дороги, потому что есть недобросовестные подрядчики.

— В 20-х числах июня министр Омелян заявлял, что несколько областей, включая Николаевскую, до сих пор не согласовали перечни объектов, которые будут ремонтироваться за счет таможенного эксперимента и пригрозил забрать средства, если согласования так и не будет. В конце июля губернатор Алексей Савченко заверял, что Николаевщина получила 68 миллионов гривен от эксперимента. Так сколько денег поступило в Николаевскую область?

— По таможенному эксперименту у нас с начала года было 6 миллионов гривен. Как мы знаем, таможенный эксперимент разрешается направлять только на дороги государственного значения. 6 миллионов – это 1 километр в текущем среднем ремонте, если без регенерации, или это 300-400 метров в текущем среднем или в капитальном ремонте с регенерацией, то есть с выбиранием основы. Практически все дороги в области нам необходимо делать с выбиранием основы. Что такое 6 миллионов? Вот сейчас я жду деньги, они должны прийти, мы их ожидаем. Тогда я буду согласовывать, когда у меня будет общая сумма 70-80 миллионов. Тогда я буду понимать и смогу сделать какую-то политику, куда их направлять. Когда у меня лежит 6 миллионов и мне закидывают, что я их не согласовал, на что я их согласую? Мы ждем 68 миллионов. Перевыполнение таможни есть в области, но я еще их не «щупал». Я не вижу эти деньги.

— В перспективе, куда бы вы направили эти деньги?

— Их распределяет Николаевская ОГА. Мое мнение, и в меня сейчас будут все плеваться и кричать «Зрада!», но я бы закончил дорогу Т-1508 на Снигиревку. Объясню почему. Потому что, как бы там ни кричали: «Кому нужна эта дорога?!», «Нужно было делать другую дорогу» — не вопрос, может нужно было делать и другую дорогу, но давайте разберемся, что такое Снигиревка. Это что не люди, это не райцентр? Плюс дорога была сделана и для иностранного инвестора, который зашел и открыл завод. Они сейчас открывают новые линии, они видят, что власть идет навстречу, что им помогают, и я уверяю, что 4-5 лет, и эта дорога окупится полностью.

Трассу нужно закончить. Знаете, мы что-то начали и бросили. Этот выравнивающий слой не пролежит, он не выдержит еще одну зиму. Его нужно закончить, там 17 километров верхнего слоя осталось постелить, и будет красивая дорога. Потом можно идти на Березнеговатое.

— Без денег от таможенного эксперимента на завершение Снигиревской трассы средств нет?

— Мы однозначно закончим эту дорогу. Если даже таможенный не захотят пускать на Т-1508, в чем я сомневаюсь, то мы найдем другой источник, будем штурмовать «Укравтодор», будем думать, как выкручиваться. Но мы 100% закончим эту трассу.

— Когда?

— Я хочу ее закончить до 15-18 августа.

— А остальные деньги от таможенного эксперимента, куда бы вы их направили?

— У меня есть проект. Проект Т-1507 на Парутино, там, где 50 миллионов. У меня есть Н-11, где у меня выделено 200 миллионов, но 90 миллионов уже использованы и 90 миллионов – это второй участок, а у меня их там всего на 369 миллионов, нехватка 269 миллионов. У меня есть куда пускать деньги, у меня есть проекты, у меня есть договора, которые недофинансированы.

— Для завершения ремонта Снигиревской трассы необходимо потратить 48 миллионов гривен. А что делать дальше, как ее уберечь? Нужно ли ставить ГВК?

— Однозначно необходимо ставить ГВК. Если мы уже заговорили за ГВК, у нас каким-то чудным образом сейчас появилось несколько новых площадок ГВК, не буду говорить где, а то в прошлый раз разломали. Пусть она (площадка – ред.) высохнет. Разваляли ребята, которые постоянно пишут в «Фейсбуке».

В первую очередь, необходимо вообще научить водителей не возить перевес. Понятно, что это необходимо менять на законодательном уровне, увеличивать штрафные санкции. Плюс ко всему, нужно в кратчайшие сроки внести изменения, чтобы штрафные санкции, которые накладываются на перевозчика, шли и в местный бюджет. Если эти штрафы, хотя бы 30%, будут идти в местные бюджеты, то местная власть сможет создать коммунальное предприятие, она может закупить весы, она может нанять людей, дать им зарплату 20-25 тысяч гривен, чтобы не было мысли брать где-то со стороны по 500 гривен. Тогда мы будем понимать, что это окупится, и чем интенсивней мы будем работать, тем больше у нас будет поступлений в бюджет.

Конечно, у нас есть большая проблема, что ГВК на Н-24 объезжают по полям. Появился ГВК возле Матвеевки, мы хотим его оттянуть – раз, Баштанка – два, Коблево — Одесса – три и Херсонский подъезд закрыть для движения крупногабаритного транспорта. Таким образом мы полностью закрываем город. Чего мы добиваемся – мы добиваемся того, что все, кто привык возить в порты с перевесом, могут по всей области ехать как хотят, конечно, разрушая дороги, но в конечном результате они приезжают на наши ГВК, где мы их будем радостно встречать.

В будущем, конечно, как начальнику Службы автомобильных дорог мне бы хотелось, чтобы ГВК защищали областные дороги, но для этого необходим финансовый ресурс, человеческий ресурс и конечно сами ГВК.

Меня удивляет позиция города. Например, Киев закупил 6 ГВК и поставил их на въезде в город, потому что они переживают за свои дороги. Почему-то площадки под ГВК, сами ГВК – это забота Службы автомобильных, областной администрации и Укртрансбезопасности, то есть городу это неинтересно, к сожалению. Мы прямым текстом говорим: «Купите ГВК!». Но они пока ничего не делают.

— Служба автомобильных дорог отвечает еще и за ремонт дорог в Николаеве. Вы считаете, это правильно?

— Это черта города. Был бы я мэром, ну так в теории, через лет 50, когда уйдет наш лучший мэр, то я бы хотел, чтобы эти дороги передали мне на баланс. Потому что я тогда понимаю, как мне построить трафик в городе, за что я отвечаю, а так зависеть от какой-то службы, от государственного финансирования дорог, ну зачем мне это?

У нас в этом году выделена беспрецедентная сумма на ремонт дорог, но вопрос в том, что она выделена на текущий средний ремонт и на капитальный ремонт. Берем капитальный – это Н-14 с. Водяно-Лорино и с. Воссиятское и текущий – это Т-1507 «Парутино — Очаков» и Н-11. А деньги на эксплуатацию – это зима. В эти же деньги на эксплуатацию входит проектирование, входит подготовка текущих проектов, оформление земли под дорогами. Потому что если мы будем в будущем делать капитальный ремонт дороги, нам обязательно нужно отведение земли – это все входит в эксплуатационное содержание. Плюс мы за эти деньги должны сделать ямочный ремонт, мы должны убрать дорогу, нанести разметку, дорожные знаки – все за эксплуатационные деньги. Их не увеличивали, они остались, как и были, но состояние дорог с каждым годом ухудшается и соответственно нужно больше денег на покос травы, на выравнивание обочин, а обочины — это очень важная вещь, потому что самый худший враг дорог – это вода, а если обочина не будет ровной и будет поросль, то вода будет скапливаться.

— Есть ли диалог с мэром, и какая его позиция по передаче дорог на баланс города?

— Когда был у нас президент Петр Алексеевич, то мэр вместе с губернатором попросили у него деньги на финансирование дорог, которые проходят через город. Я так понимаю, что было обещано. Сейчас мы ведем переговоры, чтобы заказать проект ремонта этих дорог. Но есть нюансы. У нас настолько интересно построена законодательная система автомобильных дорог. Берем те же дороги через город, мое там только асфальтное покрытие, ни разметка, ни люки впавшие, которые нужно поднимать, – это все не мое. Разметку наносит город, знаки ставит город, а люки делает балансодержатель — где-то это «Укртелеком», где «Николаевтеплоэнерго». То есть, чтобы взять и сделать все в одном проекте – это невозможно. Нужно отдельный проект делать по люкам, отдельный проект по освещению, отдельный проект по дороге. Мы готовы объявить торги, мы готовы определить победителя, мы готовы отвечать за качество дорог по асфальту, но пока мы в стадии переговоров по проекту.

— Какие взаимоотношения САД с руководством города в вопросе ремонта городских дорог?

— К сожалению, есть определенные моменты по взаимоотношению Службы автомобильных дорог с городом. В последние 3-4 месяца мы часто читали в СМИ, что заместитель мэра Юрий Степанец недоволен Службой автомобильных дорог, КП «ЭЛУ автодорог» недовольно Службой автомобильных дорог. Вы знаете, я даже не реагирую на это и ничего публично не отвечаю. Я доволен работой Юрия Степанца, я доволен работой КП «ЭЛУ автодорог». Нужно уметь прощать, в Библии написано. Я к Степанцу дела не имею, пусть себе работает. Поэтому перед тем, как критиковать что-то, нужно показать, как умеешь работать.

Я стараюсь быть открытым для всех, но когда нам заявляют, что через 4-5 часов будет разведение моста Ингульского, а у нас до этого прошел ремонт струйным методом, а струйный метод предусматривает рассыпание щебня и он должен «повыкатываться». И когда нам заявляют, что разводка Ингульского моста, а потом, что щебень падает и забивает там какие-то стыки, ну ребята предупредите, наберите в телефонном режиме, мой телефон знают все. Поэтому координация оставляет желать лучшего.

Я знаю, что департамент ЖКХ возил журналистов и показывал, где хозяйство Службы автомобильных дорог по городу. Ну это снять с себя ответственность, это классно конечно, но я же не вожу по городу журналистов и не показываю ту же ул. Чкалова, Турбинную и все остальные. Поэтому это такой детский сад, который не показывает профессионализма людей.

— В последнее время жалуются на так называемые «компании-пустышки», которые выигрывают тендер, а потом просто срывают проведение работ. Об этой проблеме говорили и вы. Что, по вашему мнению, необходимо делать с нерадивыми подрядчиками?

— Я не хочу делать преждевременных заключений. Я сам не дорожник, вот мне многие закидывают, что у меня юридическое образование, и как я могу заниматься дорогами. Мое субъективное мнение, что начальник Службы автомобильных дорог не должен быть дорожником. Дорожники – это отдельная каста, которая формировалась не одно десятилетие, они привыкли работать по-своему. Мое мнение по подрядчикам в Украине – это не европейский подход. У нас работают «Росдорстрой», «Полтавабудцентр», «Альком» — темпами я не доволен, я им делаю замечания, но на замечаниях у меня все заканчивается, потому что рычагов у меня, по сути, нет. Чтобы разрывать договора с подрядчиком, мне нужно идти в суд, суд «самый гуманный в мире», и когда закончится судебный процесс, тоже не понятно.

У меня на Н-11 в этом году впервые выиграла компания «Трест №8», что было удивлением для всех, что она подалась и вообще выиграла. Мне тут закидывали, что у нас выигрывают постоянно одесситы – не работают у нас постоянно одесситы. Поэтому я хочу посмотреть на работу «Треста №8», я знаю, как делаются дороги в Беларуси, и если они будут молодцы, то продолжать с ними сотрудничество.

 Как привлечь в Николаевскую область зарубежных подрядчиков-профессионалов?

— Не мешать. Не требовать откаты. Не требовать взятки. Кировоградская компания «Кабекс» выиграла тендер по освещению Снигиревского кольца. Они у нас никогда не работали. Ну вот приезжают ко мне и говорят: «Вот мы у вас выиграли». Я говорю: «Ну поздравляю». Там небольшая сумма – 700 тысяч. Они говорят: «А как можно вас отблагодарить?». Я говорю: «Да никак, работайте!». Поэтому если люди видят, тут нет рейдерства, нормальный климат, у нас не бушует аудитслужба, правоохранительные органы – они наблюдают, контролируют, но нет отжимов, наездов, это мое мнение. Нужно сделать климат для бизнеса, и бизнес пойдет.

На самом деле — это глобальная проблема Украины, потому что деньги на дороги выделяются все больше и больше, а добросовестных подрядчиков, которые могут работать, единицы.

— Вы заявляли, что на 100% уверены – ремонт трассы Н-14 «Кропивницкий — Николаев» в этом году начнется. Общая стоимость ремонта этих участков составляет 398 млн грн. Когда дорожники приступят к выполнению работ?

— Я благодарен «Укравтодору», что они все-таки решили сделать ее в бетоне, потому что в Кропивницком сделали проектирование в асфальте и уже начали работать. А Николаевская область будет делать ее в бетоне. 3 августа последний день подачи документов. Я думаю, до 15-18 августа будет определен уже победитель и у нас по договору условия 7 месяцев, поэтому однозначно в этом году уже в сентябре начнутся ремонтные работы 100%.

— То есть будут делать дорогу в сентябре-октябре, как раз в период дождей?

— Ну почему дожди? Сентябрь-октябрь нормальная погода. А в ноябре никто работать не будет, по бетону в ноябре работать невозможно будет.

— Депутат областного совета Татьяна Демченко говорила, что на Н-14 будет строиться асфальтный завод, хотя дорога бетонная. Что там за ситуация с заводом?

— Тут есть несколько моментов. Мне жаль людей, которые там живут. Они думают, что я туда приезжал один или два раза, когда они перекрывали. На самом деле я посетил Водяно-Лорино и Воссиятское около 20 раз, я стараюсь смотреть, чтобы хоть как-то минимизировать их неудобства, мы летом старались поливать дорогу, чтобы пыли было меньше и тому подобное. Конечно, в первую очередь мы объявили тендера и будем проводить 161 и 162 км – это Воссиятский мост и от моста в сторону Водяно-Лорино, в том числе и Водяно-Лорино. Общая сумма 398 миллионов. Есть у нас 300, я думаю, если мы покажем нормальный темп, то и 98 миллионов нам дадут.

Теперь хочу вернуться в Татьяне Васильевне Демченко. Она каждый раз поднимает вопрос на сессии, мол Максименко отчитайся и тому подобное. Каждый раз я встаю и отчитываюсь, как попугай, но почему-то Татьяна Васильевна не появляется или выходит из зала. Второй момент – я категорически против, чтобы людьми манипулировали. Когда перекрывали дорогу в Водяно-Лорино, было видно, кто организатор, кто там подстрекатель. Проблема Н-14 — это не проблема этой власти, это не проблема этого года – это проблема 10-20 лет, когда начальники автомобильных дорог вместо того, чтобы дорогу сделать неволнистой и убрать ямы, они фрезеровали ее, таким образом уменьшив плотность и дойдя до основы. Плюс это еще и бесконтрольный вес, который ехал по этой дороге и вез в порты, и который никто не контролировал. Почему Татьяна Васильевна, когда была главой облсовета, ничего не сделала, почему нет никаких обращений?

Критиковать легко. Станьте рядом. У меня есть вакансии в Службе автомобильных дорог, у меня есть вакансии в управлении инфраструктуры. Пожалуйста, пусть приходит.

— Вы предлагаете Татьяне Демченко работу?

— Конечно. Татьяне Васильевне я предлагаю сотрудничество и работу. Мало того, что она активист-депутат, мы готовы ей еще и платить за то, что она будет давать ценные советы и конструктивные. Но конструктива от нее я не слышу.

— Ситуация по Т-1507 «Николаев – Парутино – Очаков». Проведены ли тендеры, и когда начнут ремонт?

— Уже состоялись торги по двум участкам. Не готов вам сейчас ответить, кто подался, и кто выиграл, но торги состоялись. Середина августа – выход на работу. Там асфальт, асфальт – это хорошо, это быстро, асфальт – это понятно. Цемент – это хорошо, но цемент – это непонятно. Я думаю, что за месяц они справятся. Там 50 миллионов, там реально 2 недели работы, гарантия минимум 5 лет.

— Качество дорог — это еще и надежный контроль за выполнением работ. За контроль качества выполнения дорожно-строительных работ отвечает «Доркачество» — организация, которая напрямую подчинена «Укравтодору». Фактически «Укравтодор» сам же и контролирует свои работы? Как контролируют ремонт дорог в Николаевской области?

— У нас несколько уровней контроля. В первую очередь – это инспектора, которые у меня есть в Службе автомобильных дорог. Они сопровождают ремонт, они выезжают на дорогу, в момент укладки асфальта проверяют температуру, стараются проверить плотность, плюс у меня есть своя лаборатория, которая дает заключение, плюс есть приказ Новака (Славомир Новак – и.о. главы «Укравтодора» — ред.), который запретил оплачивать работы до заключения «Доркачества».

«Доркачества» в Николаеве нет, оно есть в Одессе, поэтому сговора здесь не может быть. Они к нам приезжают, они нам дают заключение. По Н-11 был брак, заменяли участки, по Т-1508 по нижнему слою были замечания, был брак, и подрядчик исправил. По текущему среднему ремонту и капитальному, пока нет выводов «Доркачества» никто ничего не оплачивает.

Конечно, теперь есть большая проблема с тем, что «Доркачество» не резиновое, и пока они все области объедут – Николаевскую, Одесскую и Херсонскую — дадут заключения, это все время, а подрядчику нужны деньги, чтобы не останавливаться, и это немного замедляет процесс, но мне как руководителю спокойней. Я знаю, что если где-то мои ошиблись и недосмотрели, то их подстрахуют.

— Одним из важных вопросов также являются пассажирские автобусные и маршрутные перевозки по области. Недавний пример масштабной проверки на территории Николаевской области, где в ходе осмотра в очередной раз нашли полтора десятка нарушений. Вы сами говорили, что разговоры с перевозчиками не помогают, их нужно наказывать. По вашему мнению, какие меры ужесточения правил досмотра и эксплуатации автомобилей перевозчиками необходимо применять и как их наказывать за нарушения?

— Я начальник Службы автомобильных дорог. Есть такая Татьяна Локацкая – активист, журналист, НАБУ, НАЗК, ГПУ, СБУ, МВД, не знаю, кто она еще. Она говорит: «Вот начальник Службы автомобильных дорог, конечно, с дорогами все хорошо, он полез в пассажирку!». Я про пассажирку знаю хорошо почему? Потому что я работал в управлении инфраструктуры как в этой области, так и в другой — Киевской области. Я по распоряжению губернатора являюсь членом рабочей группы по соблюдению условий договоров в Николаевской области, куда входит и городская власть, и полиция, и «Укртрансбезопасность». Поэтому, я считаю, что хуже, если бы я туда не лез, а сидел, закрывшись у себя в кабинете.

По поводу перевозчиков. Благодаря министру Омеляну мы поменяли постановление 1081, которое регулирует правила проведения конкурса и определения победителя по перевозкам. Там совершено другая, балльная система, прописали требования по Евро-4, Евро-5, Евро-6 – то есть насчитка балов. К сожалению, есть мораторий на проверки перевозчиков.

Что такое перевозки? Есть несколько субъектов в этом бизнесе. Первый – это фирма, которая имеет лицензию, которая подается на конкурс, выигрывает объекты, и дальше она может идти несколькими путями. Первый – вкладывать в свой бизнес, покупать свой автопарк и нанимать водителей – это считается чистейший перевозчик. Второй – он может не покупать, а оформлять по временным талонам на себя арендуемый транспорт, отдельно брать водителей, или водители приходят с автомобилями. Как по мне, – это не бизнесмен, а «крыша», как в 90-х. Фирма-паразит, которая становится между хозяином машин, между водителем и между властью и зарабатывает на том, что ему каждый месяц приносят определенную сумму. И есть третий путь – перевозчики вообще не заморачиваются, не связываются ни с какими фирмами, не подают на конкурсы, а просто в наглую выезжают.

Сейчас мы начинаем активно агрессивно проверять этих перевозчиков. Перевозчик привык так работать, он так работает с 90-х годов. Он привык, что ему не нужно покупать автомобильный транспорт, не следит за автомобилем, а водитель что-то там следит. Они требуют поднятия тарифа, потому что ежемесячные платежи у них уменьшаются или водители уходят.

Мое мнение, так как раньше перевозки работали – работать не будут. Да, может полгода они еще продержатся, может год. У нас делаются дороги, и они являются и пассажирскими артериями. Мы знаем очень много фирм в Европе — лоукостеров. Как только сделают дороги в Украине, поверьте, это будут первые люди, которые придут на наш рынок и просто демпингом повыбивают этих нерадивых перевозчиков на 90%. За 3 месяца вы купили билет за 1 евро до Львова, вы сели в мягкий двухэтажный автобус, водитель в белой рубашке, у него кондиционер, есть туалет и все шикарно. Это будущее перевозок. Поэтому сейчас перевозчики похожи на «выжить любой ценой». В любом случае они не выживут, в таком формате они не будут так работать.

Будущее за европейскими перевозками. Может сейчас это звучит пафосно, но увидите, пройдет год… Давайте возьмем дорогу «Киев-Одесса» Н-05, кто ездил зимой, помнит ужасное состояние. Ямы там кошмарные. Такое же состояние Н-24, только на трассу «Киев – Одесса» выделили 130 миллионов из резервного фонда, а нам дали 10 миллионов на Н-24.

Еще раз говорю, дороги, которые сейчас не в капитальном ремонте – их нужно поддерживать, а поддерживать — это эксплуатационные деньги, которых на сегодняшний день не так много. А дороги делаются. Да, делается акцент на Европу, западную Украину, Киев.

Дорога убивается каждый год. Проходит жара, холод. Если в нее не вкладывать, не поддерживать минимально, то дороги не будет, а никто не вкладывал, ничего не делал. И сейчас закидывать и говорить мне как руководителю, что ты виноват, ты не делал. Да я делаю, просто в таком темпе, как они рушатся, мы не успеваем их латать. Ну берем ту же Н-24, Вознесенск лег – нет Вознесенска, дороги на Вознесенск нет. Чтобы ее сделать минимально, необходимо хотя бы 8-10 миллионов, это по самому Вознесенску, но этих денег нет.

— «Укравтодор» потребовал от Службы автомобильных дорог в Николаевской области завершить ремонт на трассе Н-24 «Благовещенское — Николаев» через Вознесенск до 24 июля. Выполнены ли эти работы?

— До 24 июля закончили работы частные подрядчики. У нас остался Первомайск с отфрезированными картами облавтодора, потому что у нас с облавтодором была целая беда. У нас новый директор облавтодора, слава Богу. Я думаю, сейчас они за неделю-две доделают полностью Первомайск. Все остальное – Вознесенск — без дополнительного финансирования сделать невозможно. Вопрос упирается в финансирование. Вы поверьте мне, я не чинуша, многие говорят: «Ты там сидишь в кабинете, не выезжаешь». Да я выезжаю, я объезжаю всю область, я знаю все ямки, я знаю где непроезжаемость.  Я объезжаю дороги, я не идиот, я вижу ямы, но если у меня нет денег, чем мне их замазать? Чтобы не думали, что начальник службы сидит там и ничего не знает, начальник службы все знает. Начальник службы знает про Н-13, про Кривое Озеро, все дороги я знаю, но денег дайте, я готов.

— Хотелось бы поговорить о знаках на дорогах, которых зачастую не хватает. Почему на дорогах устанавливают так мало знаков, и куда они деваются?

— У меня такое ощущение, что у каждого жителя Николаевской области в доме есть знак. На Т-1508 подрядчик три раза за день ставил знаки, чтобы сдать нам дорогу, потому что дорога сдается с разметкой и знаками. Мы приезжаем, а знаков нет. Они говорят: «Клянусь, ставил!». Говорю: «Не верю!». Он показывает срезанные столбики. Я говорю: «Ну ставьте, мы приедем». В час дня приезжаем, а половины знаков нет. Ладно, знаки полбеды, а отбойники на Н-11 крутят. Ну скрутил, ну что ты купишь, ну бутылку водки, а кто-то разобьётся.

— Как мы помним, экс-начальник Службы автомобильных дорог в Николаевской области Александр Антощук заявлял, что один из нардепов требовал от него откат за ремонтные работы дорог. На вас никакие народные депутаты не давят?

— Когда я сюда изначально приехал работать, приехал работать в команде с Алексеем Савченко. Я вам ответственно заявляю, и почему я тут еще работаю, я ни разу от него никакого незаконного указания не получил, а второе – если на меня кто-то пытается давить политически, угрожали – и такое было от перевозчиков, — Алексей Юрьевич выступает как щит, то есть он берет на себя все удары, он очень жестко отрезает какие-то там просьбы, наезды, и поэтому я еще до сих пор здесь работаю. Если бы мне ставили бы какие-то условия, какие-то планы… Поймите, у нас на сегодняшний день органов, которые борются с коррупцией столько, что сам Трамп боится наших органов. Поэтому, если бы мне поступило хоть одно такое предложение или указание, думаю, что меня здесь уже не было. Я бы написал заявление и ушел. Откаты от меня не требовали.

— Отменен тендер на разработку проектно-сметной документации по ремонту Пересадовского моста (мостового перехода через р. Ингул на дороге О-151118). Почему так произошло, мост не будут ремонтировать?

— Мы заключим прямым договором. Мы объявили тендер. Честно говорю, техзадание не очень правильно сделали. Почему? Потому что под это техзадание стоимость моста потом будет около 40 миллионов. Поэтому мы сейчас переиграли, сделали другое техзадание – это будет не понтонный, а металлический мост. Как «Мост любви» в Мариинском парке в Киеве. Вот по такому типу, который будет выдерживать 50 тонн нагрузку, он будет красивенький. Я вам скажу больше, подрядчик «Николаевавтодор» – они вынули Пересадовский мост, откачали, там было куча ила, дырок – они это все залатали, и сейчас он пока держится. Но в любом случае мы будем заключать договор на проектирование дороги. Там будет 1,2 млн – это со всем — с геологией, геодезией.

Беседовали: Алена Бану и Николай Попов.