«Уже открыты первые уголовные производства», — интервью с и.о. директора николаевского управления Государственного бюро расследований Викторией Басалаевой

Пятница, 7 декабря, 2018 15:56

В этом году в Украине начал работу новый правоохранительный орган – Государственное бюро расследований. На сегодняшний день свою работу начали 7 территориальных управлений, одно из них находится в Николаеве. В интервью интернет-изданию «Мой город» исполняющая обязанности николаевского территориального управления ГБР Виктория Басалаева рассказала о том, чем будет заниматься бюро, как проводился отбор следователей и какие «белые пятна» в законе нужно устранить для усовершенствования деятельности ГБР.

Расскажите о своем опыте работы, и почему сейчас решили выбрать службу в Государственном бюро расследований?

Если кратко о себе, то могу отметить, что в правоохранительных органах работаю уже свыше 20 лет. Прошла службу от рядового сотрудника, который, как говорится, работал на земле, до руководителя. Если немного конкретней, то я начала свою служебную деятельность в управлении МВД Украины с должности помощника оперуполномоченного уголовного розыска. Продолжила работу следователем в нескольких районных подразделениях налоговой милиции Николаевской области. За 18 лет работы в налоговой милиции и органах ГФС прошла все карьерные ступени – от рядового следователя до руководителя следственного управления финансовых расследований ГФС в Черкасской области. Почему именно ГБР? Моя жизненная позиция – никогда не останавливаться на достигнутом, всегда профессионально развиваться. Считаю, что мои знания, умения и опыт пригодятся в этой новой службе.

Выбор кандидатов на должности в ГБР проходил в три этапа – тестирование, полиграф и собеседование. Расскажите о своих впечатлениях от такой формы отбора сотрудников.

В соответствии c порядком проведения конкурса предусмотрено прохождение трех этапов – это квалификационный экзамен, собеседование и психофизиологическое исследование. На самом деле этапов было больше.  Квалификационный экзамен включал в себя два этапа: прохождение тестирования на знание законодательства и решение задач практического характера, после чего было собеседование. По результатам этих этапов были выбраны победители конкурса, которые до назначения проходили еще два этапа: полиграфические исследования и спецпроверки, которые проводились уполномоченными на это органами. Это и Национальная полиция, и Служба безопасности Украины, и Государственная судебная администрация, и Национальное агентство по вопросам  предотвращения коррупции, и другие, в т.ч. НАБУ. После оглашения победителя конкурса меня назначили на должность спустя практически два месяца. Все это время, я так предполагаю, и проводились в отношении меня данные проверки.

На пресс-конференции в Николаеве секретарь одной из конкурсных комиссий ГБР рассказал, что в последний момент при выборе руководителей территориальных управлений поменяли местами полиграф и собеседование. По его словам, это дало возможность влиять на назначение кандидатов. Замечали ли вы при прохождении конкурса подобные моменты?

Я не думаю, что замена местами этапов дала бы какую-то возможность повлиять на окончательные результаты. Просто если бы первым был полиграф, тогда мог бы возникнуть ряд сопутствующих вопросов, хотя следует обратить внимание на то, что результаты полиграфа адресуются только директору, так как именно руководитель принимает окончательное решение о приеме на работу. Вот, к примеру, когда здесь уже на месте мы принимали сотрудников николаевского территориального управления, у меня на руках уже были результаты их полиграфов. Тогда, проводя с ними собеседование, общаясь с кандидатами, у меня возникали некоторые уточняющие вопросы, и я имела возможность их задать.

По-вашему, это было сделано исключительно для объективности и эффективного отбора людей на должности?

Я не вижу принципиальной разницы в том, что эти этапы поменяли местами. На самом деле любой из этапов надо пройти. И, как я отмечала ранее, полиграфические исследования читает только директор, только он принимает решение, составляет для себя морально-этический портрет кандидата на службу, и только он имеет право с этими исследованиями ознакамливаться. Так прописано в законе о ГБР. К тому же, полиграфические исследования можно приравнять к медицинским исследованиям, они не могут быть в общем доступе. В ином случае, это будет нарушение прав человека.

Получается, что полиграф выявляет не только профессиональные качества, но и человеческие?

Однозначно. Человеческие качества, моделирование ситуаций, как ты реагируешь на различные моменты. Это очень обширная процедура. У меня полиграф занял почти 4 часа. Кроме того блока вопросов, который обозначен в законодательстве, полиграфолог еще и собеседовал, задавал уточняющие вопросы, что-то ему нужно было разъяснить.

А как прошел этап полиграфа в Николаеве при отборе сотрудников территориального управления?

Здесь, получив результаты полиграфа сотрудников, которых я назначала и принимала по ним решение, я с этими полиграфическими исследованиями ознакомилась. Потом была процедура такая: их собеседовала не только я, также собеседование проводили и начальники их подразделений, непосредственно их руководители и заместители для того, чтобы можно было действительно понять уровень профессионализма и, я бы даже сказала, адекватности. Потом я отдельно общалась с каждым из них, учитывая результаты полиграфа. Многие из них писали пояснения по поводу полиграфа, потому что у меня возникали определенные вопросы. Скажу честно, в Николаевском ТУ (территориальном управлении, — ред.), не знаю, есть ли еще такие ситуации по Украине, на сегодняшний день одному из следователей я отказала в назначении, потому что он не смог пройти полиграфическое исследование. Но ввиду того, что этот человек победитель конкурса и просто так из-за отрицательного полиграфа отказать в назначении мы не можем, было принято решение провести по нему еще одно полиграфическое исследование. Вполне допускаю вариант, что мог сыграть человеческий фактор. Все мы люди и доля субъективизма всегда присутствует. Возможно, возникла конфликтная ситуация с полиграфологом или еще что-то, мало ли что может быть. В принципе, не запрещается проводить еще одно полиграфическое исследование, если человек не против. А он не против, наоборот, готов и хочет.

По сути человек может быть супер-профессионалом, но при прохождении полиграфа могут возникнуть масса вопросов?

Понимаете, здесь вопрос может возникать не только к потенциальному следователю. Возможно, полиграфолог допустил какую-то резкую вещь, где-то немного перегнул палку. Мы ведь там не присутствовали. Полиграфическое исследование – этот тет-а-тет.

К сожалению, в нашей стране многие события сопровождаются скандалами. В том числе при отборе руководителей теруправлений эксперты говорили о давлении и подтасовках из-за желания высшего руководства страны взять под контроль ГБР. Можно ли, по вашему мнению, допустить наличие такого сценария?

Для начала ГБР нужно позволить заработать. То, что мы приняли присягу – это только первый шаг, каждый из сотрудников ощутил себя полноценным членом нового правоохранительного органа. Но процессуально на сегодняшний день есть определенные моменты. Например, на сегодняшний день (3 декабря, — ред.) открыт вопрос по поводу процессуального руководства. Если говорить сухо с точки зрения УПК, то следователь без процессуального руководителя очень мало что может сделать. Максимум – это зарегистрировать производство, допросить человека, направить запрос… Очень ограниченные действия. На сегодняшний день я не готова озвучить, кто будет осуществлять процессуальное руководство за  ТУ ГБР в городе Николаеве.

Осуществлять процессуальный надзор имеют право исключительно органы прокуратуры. Но это будет местная прокуратура, либо это будет Генеральная прокуратура с откомандированными сотрудниками – на сегодняшний день не могу сказать. Если говорить о результативности, то мы понимаем, что уже очень скоро нам начнут задавать вопросы по поводу результатов.

Не решив этот вопрос, возникает следующий – какова будет результативность ГБР без процессуального руководства.

Безусловно, свой личный состав мы ориентируем на результативность, не на «фейк» и красивую картинку, не на вброс положительной информации в СМИ. Нужно чтобы была судебная перспектива, прежде всего. Результат работы – это приговора по виновным лицам, а не просто регистрация производства и какое-то сообщение в СМИ. Это замечательно, конечно, формировать позитивное мнение, но проходит время и вопрос задается: что дальше? Где дальше ваш результат? Такие моменты будут возникать. И что еще касается результативности, опять-таки, хочу повториться, когда будут задавать вопросы по поводу достижений сотрудников ГБР, здесь ответственность за результат должна быть солидарная. Солидарная между ГБР, прокуратурой, как процессуальным руководством, и следственными судьями, которые в окончательном варианте принимают решения по процессуальным действиям, проводимым в ходе досудебного расследования. Только при абсолютном законном конструктиве между этими тремя составляющими можно рассчитывать на положительный результат.

Юрисдикция николаевского управления ГБР распространяется на три области – Николаевскую, Кировоградскую и Одесскую. Как вы планируете организовать работу в таком обширном поле?

На сегодняшний день это очень сложный для нас вопрос. Находимся в стадии его решения. Три области перекрыть оперативно крайне сложно. Например, элементарная ситуация: случается ДТП, не дай Бог, с участием судьи либо правоохранителя, тогда должен на место происшествия выезжать следователь ГБР. А если это Кировоград, то по-другому, кроме как по воздуху (сарказм), туда не доберешься. Я в Черкассах работала больше года, хорошо знаю логистику в ту сторону, и ехать в Кировоград – это 3-4 часа при лучшем раскладе. А сейчас при таких погодных условиях это становится практически невозможным. Поэтому я вижу два пути решения этой проблемы: налаживание конструктивной работы с действующими правоохранителями в этих областях для возможной оперативной реакции в том или ином случае. И второй вариант – это рассмотрение вопроса о дислокации подразделений в каждой из областей для того, чтобы оперативно можно было реагировать и совместно с полицией выезжать на места происшествий либо другие события, где возникла необходимость присутствия сотрудника ГБР.

Такие вопросы можно решить на местах, в Николаеве, или нужно вносить изменения в закон о Государственном бюро расследований?

Я искренне верю, что в ближайшее время законодатель внесет изменения в закон о ГБР и у нас появятся свои оперативные подразделения. На сегодняшний день в территориальном управлении есть всего два оперативных сотрудника – это два начальника отделов. И в какую сторону их направлять и как максимально использовать их потенциал, сложно определить. А следователь сам по себе — да, он может много чего сделать, практически все, но одному это сложно, должно быть оперативное сопровождение. Это что касается уголовных производств, которые уже расследуются. А что касается оперативных разработок, тут само собой, нам необходимы сотрудники, способные провести оперативные разработки.

Можно ли сейчас прогнозировать, когда будут внесены изменения в закон?

На сегодняшний день в Верховной Раде подготовлен ко второму чтению законопроект «О внесении изменений в некоторые законы Украины об усовершенствовании деятельности Государственного бюро расследований». В этом законопроекте учтен наиболее актуальный на сегодняшний день вопрос об оперативных работниках, так как при первоначальном принятии такое определение, как оперативный работник, почему-то упустили. К сожалению, бывает. Эту ошибку нужно оперативно исправить.

Почему именно Николаев был выбран центром территориального управления? Например, Одесса — более криминогенный регион.

Специфика работы ГБР – это субъект совершения преступления. Я думаю, что субъекты одинаковы в каждой области. Есть такое предположение, что Одесса, возможно, может показать себя, как более криминогенный регион в этом плане. На сегодняшний день об этом говорить пока рано, думаю, время покажет. Что касается расположения ТУ именно в Николаеве, вы знаете, исходя из всех территориальных управлений по Украине, самый интересный вопрос вызывал Мелитополь (в Мелитополе находится одно из 7 ТУ ГБР в Украине, — ред.). Это город не областного уровня, со всеми вытекающими сложностями по инфраструктуре, логистике, и т.п. А Николаев это такой же областной центр,  как и Одесса, как и Кировоград.

Почему Херсон остался в стороне? Ведь логично было бы объединить юг в одно территориальное управление.

Херсон находится на территории юрисдикции управления, которое расположено в Мелитополе. Были предложения, которые нашли свое отражение в одном из законопроектов, по изменению юрисдикции южного региона. Это должны были быть Одесса, Николаев и Херсон. Но пока от этого территориального изменения отошли. Сейчас есть более насущные вопросы, как те же оперативные сотрудники и остальное. Пока будем решать вопросы по мере их поступления. Просто на сегодняшний день нет резкой необходимости менять юрисдикцию регионов.

Какой день можно считать началом полноценной работы николаевского управления ГБР?

Организация полноценной работы сейчас уже на этапе завершения. Вопрос только, как я уже говорила, по процессуальному руководству. Следователи территориального управления уже назначены. Назначены 27 ноября. После назначения все следователи получили электронные подписи с доступом к ЕРДР для возможности регистрации уголовных производств. И скажу, что по состоянию на 3 декабря мы зарегистрировали уже несколько уголовных производств.

Расскажите подробнее об этих производствах.

Это должностные преступления. Где именно? Давайте будем говорить так: это юрисдикция ТУ ГБР, расположенного в городе Николаеве.

Сколько человек будет работать в николаевском управлении ГБР?

По штату предполагается 114 сотрудников (в т.ч. оперативных), однако сейчас у нас назначено 25 следователей и один эксперт-криминалист. Плюс шесть человек руководящего состава – начальники следственных отделов и их заместители. Но я не считаю правильным делить личный состав на следователей на начальников и заместителей, потому что я предупредила, что короны ни у кого не будет, дела будут расследовать все без исключения: и начальники отделов, и их заместители. Ввиду того, что они руководители, у них будет тройная нагрузка. Они это прекрасно понимают и готовы работать. К слову, одно из первых уголовных производств было зарегистрировано начальником отдела.

Следователи назначены 27 ноября и директор ГБР Роман Труба говорил, что в этот же день будут открыты производства. Получается, что еще до назначения велась оперативная работа?

Что касается николаевского территориального управления, то нет, так как это прерогатива оперативных сотрудников, которых у нас нет, рассчитывать на оперативное предоставление материалов не приходилось. Мы пошли другим путем, сухо по букве закона. На сайте ГБР был размещен адрес и телефон, по которому можно было обратиться в территориальное управление, расположенного в Николаеве. Мы готовы были принимать людей и их заявления в первый же день. Скажу честно, в первый день телефон не замолкал. Составлялись определенные документы по поводу устных обращений, все это рассматривалось, приходили люди непосредственно в управление, приносили заявления. При чем, я так понимаю, им помогали либо адвокаты, либо у них была достаточная своя юридическая подготовка, потому что документы были составлены правильно, не вызывали никаких сомнений. Поэтому первые производства были не постановочные и не заготовочные, все было ситуативно.

Когда можно будет ожидать результат вот этих первых зарегистрированных производств?

Я думаю, что мы никак не раньше, чем через два месяца можем о чем-то говорить.

Какая ситуация сейчас с помещением? Николаевское ТУ ГБР уже окончательно расположилось здесь, на Спасской, 18?

Учитывая, что территориальное управление уже начало свою работу, учитывая то, что еще рассматривается вопрос по размещению в каждой области подразделения ГБР, у нас еще открыт вопрос по аренде помещения. Мы продолжаем поиск помещения в Кировограде и Одессе. В принципе, уже есть первоначальное виденье. Что касается здания в Николаеве на Спасской, оно уже взято нами в аренду, но совершенно недавно. Изначально, когда я только была назначена, мне предложили арендовать это здание, но я была шокирована его состоянием: демонтированы розетки, панели, люстры и т.п.  Может быть, я в чем-то приняла слишком самостоятельное решение, но это здание в аренду не взяла до тех пор, пока оно не приобрело человеческий вид. А изначально, сразу после назначения меня, еще одного заместителя и бухгалтера, мы, можно сказать, на стульчике начинали работать, создавая первым делом электронный адрес ТУ ГБР для начала организации документооборота…

Получается, вопрос по помещению в Николаеве уже закрыт?

На самом деле я думаю, что есть необходимость в аренде помещения в каждом из районов города для того, чтобы проще было общаться с людьми. Главный источник наших последующих производств – это люди, которые сталкивались с определенными ситуациями, которые ощутили произвол чиновников или правоохранителей.

В николаевском управлении ГБР будут работать только местные или будут сотрудники с других областей?

Нет никаких ограничений, я никак не отдаю преимущество кому-либо. Хотя когда люди идут сюда работать я, все-таки, обращаю в первую очередь их внимание на логистику. Если сотрудник здесь находится, то он уже не может жить там, где он жил до назначения. Либо переезжаете, либо принимайте решение по работе. Но если человек писал заявление о том, что он хочет работать в ГБР в Николаеве, он должен был понимать, как он сюда доедет. У нас на сегодняшний день назначены следователи с  Ужгорода, Харькова, с Винницы. Много одесситов. Я так понимаю, что одесситы предполагали, что ТУ ГБР будет находиться в городе Одесса. Пока по следователям у меня вопросов не возникает, это люди, которые работали в правоохранительной системе, они понимают слово «надо», они понимают, что такое служебные обязанности. Они сюда приехали и они здесь работают. Я не слышу такого: вот, мне бы раньше уйти, потому что мне еще на Одессу ехать. Предупреждала всех и сразу. Мы даже помогли им найти общежитие за приемлемую цену. Хотите квартиру, пожалуйста, располагайтесь, ваши зарплаты позволяют вам это сделать.

Если здесь будут работать люди не только с Николаева, возможно, они ехали сюда не только за идею, но и из-за зарплаты? Если это возможно, расскажите о зарплатах в ГБР.

Заработная плата следователя довольно таки неплохая – 35 тысяч оклад это первоначально. Руководителя получают немного больше. У меня, как у первого заместителя директора ТУ, оклад более 40 тысяч. Да, я считаю, что зарплаты здесь тоже сыграли свою роль. Но общаясь с потенциальными следователями, почему говорю потенциальными, потому что общаться с ними я начала до назначения, я смотрела на них элементарно: как они себя ведут, как они себя позиционируют. Скажем так, негатива они не вызывали. Я верю в этих людей, я надеюсь, что они в достаточной степени идейные: у них глаза горят, такие люди очень нужны. На таких людях очень многое строится. Те, кто проходил службу, и их работа была связана со следствием, они просто не хотят бросать любимую работу. Следователь – это уже образ мышления и образ жизни. ГБР – правоохранительный орган новый, но функция расследования преступлений существует давно. Просто на данном этапе функция расследования преступлений из органов прокуратуры отошла к ГБР, о необходимости чего было заявлено в Конституции Украины более  20 лет назад. Расследование и надзор не должны быть в одном органе.

Повиляет ли как-то введение военного положение на работу николаевского территориального управления ГБР?

Я думаю, что это только усложнит работу. Но, опять-таки, я верю в свой личный состав. Они грамотные, понимают и не подведут.

Касательно усложнения работы, вы имеете в виду, переход на усиленный режим работы?

Речь идет не только об организационных моментах. Само собой, это тоже усложняет работу. Но речь идет о том, что может увеличиться количество преступлений, которые подследственные Государственному бюро расследований. Речь идет о военных преступлениях. Но в каждом случае все должно быть очень индивидуально, и ни в коем случае нельзя допустить незаконное использование военного положения в целях нарушений прав граждан Украины.

В ноябре несколько чиновников Николаевского горсовета были задержаны на получении взяток. Такими случаями в дальнейшем тоже будет заниматься ГБР?

В зависимости от того субъект ГБР этот человек или нет. Если этот человек прописан в законе ГБР и, самое главное, в 216 статье УПК Украины, тогда да. Мы исходим из того, что мы понимаем на момент регистрации преступления. Если на сегодняшний день это зарегистрировала, если не ошибаюсь, Национальная полиция, то они и проверяют. Переводить из службы в службу производства по-прежнему, имеет право только прокурор.

Не станут ли пересекаться расследования в отношении чиновников НАБУ и ГБР?

Есть разграничения и они довольно серьезные. Не надо воспринимать ГБР как еще один антикоррупционный орган, который будет бороться с коррупцией в антикоррупционных органах. Это неправильно. На самом деле ГБР имеет более широкий спектр уголовных преступлений, чем НАБУ. НАБУ это действительно антикоррупционный орган и он занимается только коррупционными преступлениями. Что касается ГБР, то это субъекты, которых я вам назвала и, по сути, весь уголовный кодекс.

Учитывая скептическое отношение многих жителей страны к работе правоохранительных органов, как ГБР намерено завоевать доверие и авторитет у общества?

Безусловно, только своей работой и результативностью. Это должна быть не просто картинка в новостной ленте, а потом из-за недоказанности человек, который нарушил закон, избегает ответственности, должны быть реальные приговоры. Для меня результативность, прежде всего – это направление обвинительного акта суд и получение обвинительных приговоров.

Тогда во многом результат ГБР зависит от судов. Ведь часто бывает так, что правоохранители заводят дело, но в суде оно успешно разваливается.

В каждом случае нужно подходить индивидуально и смотреть объективно. В случае наличия оснований правосудность решения также будет проверяться сотрудниками ГБР. Если в одном из территориальных управлений возникнет сложность или опасения возникновения «чувства корпоративности» со стороны других правоохранительных органов, привлеченных в соответствии с законом к досудебному расследованию, всегда будет возможность привлечь центральный аппаратили же с одного территориального управления передать уголовное производство на другое.

Это интервью будут читать тысячи николаевцев и, наверняка, у них могут возникнуть вопрос, каким образом, кроме как по телефону на сайте ГБР, они могут обратиться в территориальное управление?

Прежде всего, я хочу сказать, что мы готовы принять и выслушать каждого. В случае, если есть информация о преступлении, то мы готовы принять, рассмотреть и начать работать. Если человек не видит для себя возможности прийти лично в территориальное управление на Спасской,18 или по юридическому адресу на Пограничной, 9, то он может обратиться на электронный адрес [email protected], обязательно указав свой номер телефона. Но также хочу напомнить, что человек несет ответственность за ложный донос, и это правильно, иначе допускается момент личной неприязни и сведения счетов. А при наличии открытого уголовного производства, если вносить абсолютно все, имеет оно состав преступления или не имеет, это уже влечет за собой возможные нарушения конституционных прав. Если человек не имеет отношения к преступлению, а по нему уже зарегистрировали производство и проводят следственные действия, это нарушение. Я бы не хотела, чтобы ГБР допускали такие вещи, как регистрация уголовных производств для возможности на кого-то влиять. Все должно быть сухо и по букве закона.

Беседовал Алексей Лютиков.

Другие новости:

Теги: , , ,