«Мы убиваем своих детей»: родители и руководство санаторных школ протестуют об их закрытии

Среда, 29 января, 2020 16:02

Дальнейшая судьба санаторных школ в Украине оказалась под угрозой. Дети, учащиеся в таких учреждениях, могут потерять возможность жить полноценно и остаться, как минимум, без жизненно необходимой для них медицинской помощи.

Согласно принятому в Верховной Раде законопроекту «Об общем среднем образовании» с 2020 года санаторные школы (санаторные школы-интернаты) прекращают набор учеников в 1-9 классах. Учредители таких школ в течение одного года со дня вступления в силу настоящего Закона должны изменить тип таких учебных заведений в лицеи с обязательным сохранением в их составе пансионов. С 1 сентября 2024 такие лицеи будут обеспечивать получение исключительно профильного среднего образования.

Санаторная школа – учреждение общего среднего образования с соответствующим профилем для детей, которые нуждаются в длительном лечении. В Николаевской области работает несколько заведений подобного направления, из них самые крупные: Николаевская общеобразовательная санаторная школа-интернат I-III ступеней №4 (для детей больных сколиозом), Николаевская общеобразовательная санаторная школа-интернат I-III ступеней №7 (для детей с заболеванием сердечно-сосудистой системы), Мешково-Погореловская общеобразовательная санаторная школа-интернат I-III ступеней (для детей с малыми и затухающими формами туберкулеза).

Этот закон еще не вступил в силу – его еще не подписали спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков и Президент Украины Владимир Зеленский. Но руководство санаторных школ и родители детей, которые сейчас в них учатся, находятся в шоковом состоянии. Потому что в случае их закрытия в Николаевской области не останется альтернативы для получения необходимой медицинской и психологической помощи. Поэтому сегодня они бьют во все колокола, чтобы донести до общества главную мысль: «Закрыть санаторные школы на государственном уровне – преступление. Так мы убиваем своих детей!».

Корреспондент интернет-издания «Мой город» пообщался с директорами вышеуказанных интернатов и родителями детей, обучающихся в них.

Директор санаторной школы-интерната №4 Анжела Гурина отмечает, что в данном законопроекте не прописано детально ни процедура изменения типа учреждений, ни то, что будет с базой, которой обладают интернаты.

«Во все времена, какими бы они сложными не были, никто не придумал закрывать санаторные школы. Их сохраняли, они выживали. Я не считаю, что мы такие бедные, а наверное, наоборот, очень богатая страна, раз позволяем себе такие базы сегодня просто закрывать. Даже за последние годы в нас было много вложено финансовых средств, как государственных, так и спонсорских. Ни в одной школе невозможно, чтобы ребенок с определенными проблемами со здоровьем учился, одновременно находился в коллективе и не отставал по урокам. Ни в какой поликлинике области не найти то комплексное консервативное лечение сколиоза, которое мы предоставляем», – рассказывает Гурина.

Местный врач подчеркивает, что в санаторных школах-интернатах делается акцент на потребности именно больных детей, а потому весь режим дня сбалансирован.

«Зарядка, завтрак, который соответствует особенностям роста такого ребенка, чтобы формировать мышечный корсет – это белки, жиры, углеводы. Ребенок позавтракал, идет на урок. Уроки так продуманы, чтобы у ребенка менялась загрузка. ЛФК (лечебная физическая культура, ред.), потом украинский, потом плаванье, потом математика, потом физическая культура», – рассказывает доктор об особенностях обучения детей в 4-м интернате.

Родители, в свою очередь, поделились собственными случаями, когда их дети смогли получить помощь только благодаря пребыванию в этом заведении. Ведь в обычных общеобразовательных школах на сегодняшний день работают медсестры, которые могут не справиться в критический момент с больным ребенком и вовремя предоставить необходимые медицинские мероприятия.

«У моего ребенка с самого рождения проблемы со спиной. Все врачи в один голос говорили: если не будем делать ЛФК, не будет массажей, плаванья и прочего – в 14 лет на операцию. Сейчас мы учимся в 5-ом классе, у нас хорошая тенденция к выздоровлению ребенка. Теперь хотят закрыть начальную школу. Это как раз тот возраст, когда растет и развивается мышечный корсет, растут все эти косточки, когда есть возможность все это исправить не хирургическим методом», – делится мама ребенка, который учится в 4-м интернате.

Галина Макарова, директор санаторной школы-интерната «для сердечников» делает акцент также на том, что чаще всего у детей, которые находятся в интернатах, кроме основного диагноза имеются еще и сопутствующие, и именно по этой причине так важно вовремя предоставить необходимую медпомощь, которую сейчас в общеобразовательной школе не предоставляют.

«В этом году нас 21 порок сердца – у нас никогда такого не было в 1-м классе. Что очень важно – кроме основного диагноза, к нему еще цепляется куча сопровождающих. Это вегето-сосудистая дистония, постоянные головные боли, давление. Наши медблоки быстро оказывают медпомощь, у нас есть терапия, которая восстанавливает ребенка, может просто спасти жизнь. Пока будем ждать скорую может произойти все что угодно. И этот процент все больше растет», – говорит Макарова.

Директор санаторной школы-интерната для детей с малыми и затухающими формами туберкулеза Владимир Шиян находится в недоумении, так как нет четкого понимания, что случится с детьми, которые, например, находятся именно под его опекой.

«Я не понимаю, куда мы отдадим детей. У нас, в основном, три категории детей. Первая: дети, переболевшие туберкулезом и они сегодня не опасны для окружающих – они не выделяют палочку коха. Следующая категория: дети в очаге туберкулеза, у которых родители или родственники болеют, выделяет эту палочку. Мы забираем их из этого очага. И третья, самая распространенная группа детей, у которых положительное манту. К сожалению, сегодня у нас такая экология, такие продукты питания, так живут наши люди, что каждый третий ребенок в Николаеве – ребенок с положительным манту. Так сложилось. Таких детей много, и это не значит, что все они должны учиться у нас, но мы их лечим, учим. А так нам просто некуда их отдать. Отдавать их обратно в этот очаг?» – размышляет Шиян.

Только в вышеперечисленных трех заведениях числится более 1500 детей. Численность детей с подобными заболеваниями в области в разы превышает эту цифру. Родители таких детей задаются вопросом, что им делать в случае закрытия санаторных школ, и куда им идти.

«Очень важно, что медицинское сопровождение здесь есть именно с начальных классов: с 1-го по 9-й. 10-11 классы – у них уже все более-менее сформировано, и, если ты до этого ничего не сделал, то вряд ли ты что-то сможешь изменить путем массажа и физиотерапевтических процедур. На сегодняшний день наше государство, имея небольшое бюджетное финансирование, не может предложить какую-то альтернативу этим детям. Лучше никто и ничего не придумал, и не придумает! Мы должны сохранить то, что имеем. Хотим повернуть внимание общественности сегодня на то, что нельзя это разрушать. Любыми способами, средствами, поднимать территориальные общины», – выступила мама ребенка, обучающегося в школе-интернате.

Кроме этого, речь идет о специальных базах, которые в подобных учебных заведениях нарабатывались и создавались на протяжении многих лет. У каждого – своя база, которой нет в общеобразовательных школах на сегодняшний день. К тому же, в законопроекте не прописана процедура изменения типа санаторных школ на лицеи, которые предусматривают профильное образование.



Самые интересные новости на Нашем Telegram-канале


Другие новости:

Теги: ,