Закон против неприкасаемых

Четверг, 8 апреля, 2010 13:00

Конституционный Суд Украины вынес решение об ограничении неприкосновенности народных депутатов Украины. Суд предложил исключить…

…часть 1 статьи 80 Конституции, которой парламентариям гарантируется неприкосновенность.

Народные избранники по-прежнему не несут юридическую ответственность за результаты голосования или высказывания в Верховной Раде, кроме тех случаев, когда речь идет об оскорблении или клевете. Эту норму Конституции – часть 2 статьи 80 – предлагается изъять.

Кроме того, предлагается подкорректировать часть 3 статьи 80 Конституции, согласно которой народный депутат не может быть без согласия Верховной Рады Украины задержан или арестован до вступления в силу обвинительного приговора суда в отношении него.

Стоит ли воспринимать решение КС как первый шаг к уравниванию нардепов и «простых смертных»? Или же подобный вердикт ни к чему хорошему не приведет? Слово предоставляется экспертам.

Если учесть, в каком состоянии сегодня находится судебная система Украины, то полное лишение неприкосновенности превратило бы депутатов в смертников. По словам известного тележурналиста Виталия Портникова, выступающий с трибуны ВР политик каждый раз рискует перейти кому-то дорогу. А раз закон не может уберечь «можновладців», стоит ли лишать их этого щита?

«Конституционный суд действует в рамках конституционного законодательства, объясняя, каким образом депутат может быть привлечен к ответственности за те или иные деяния, которые подпадают под сферу компетенции права, потому что понятно, что не может быть абсолютно неприкосновенного гражданина. С другой стороны, я буду всегда решительным противником отмены неприкосновенности депутатов. Я считаю, что политики, которые выступали с такого рода предложениями, безответственные популисты, потому что отказ от неприкосновенности депутатов был бы хорош в стране с реально действующей судебной системой. Хотя, с другой стороны, мы знаем, что в цивилизованных странах мира депутаты пользуются такой неприкосновенностью. Это естественная норма существования. В стране же с коррумпированной судебной системой, с политизированной прокуратурой, с возможностью использовать финансовые ресурсы для того или иного решения суда и с известными связями, которые существуют между политикой и бизнесом, полный отказ от неприкосновенности депутатов означал бы только то, что эти депутаты стали бы полностью зависимы от любых инструментов шантажа, провокаций», — предположил журналист.

Директор Международного института демократии Сергей Таран также опасается за благополучие народных «любимцев», когда речь заходит о лишении их неприкосновенности. Ведь проблема не в том, что у депутата есть какие-то гарантии перед законом. В Европе, например, в этом не видят ничего плохого. Важно другое – Глава государства способен повлиять на решение того же КС, который как раз должен оставаться вне политики.

«Неприкосновенность депутатов – это, в принципе, европейская норма. Если у нас задача видеть независимую законодательную власть и если мы хотим видеть профессиональный парламент, то в той или иной мере у нас депутаты должны быть неприкасаемы. Другое дело, что у нас очень плохие механизмы снятия депутатской неприкосновенности. Разные парламенты к этому вопросу подходят по-разному. В Украине мы воюем против депутатской неприкосновенности и рискуем сделать депутатов абсолютно беззащитными, и депутаты не смогут профессионально исполнять свою роль. Важно в Украине оставить депутатскую неприкосновенность, но снять те противоречия, которые сейчас существуют, особенно в части снятия депутатской неприкосновенности. Сейчас мы видим консолидацию власти вокруг президентской вертикали. Как формальную, так и неформальную, как целиком законную, так и полузаконную. В этой ситуации роль депутатов и парламента будет ниже. Поэтому решение суда целиком идет в этом же русле, и оно означает то, что Янукович политически или каким-то другим образом тоже способен влиять в том числе и на Конституционный суд», — убежден эксперт.

За что боролись, на то и напоролись… По мнению главы правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимира Фесенко, своим решение Конституционный суд лишь помог нардепам еще ловчее уворачиваться от меча Фемиды. Теперь, чтобы привлечь депутата к уголовной ответственности, необходимо решение суда. А уж там коррупция процветает как нигде!

«Это было ожидаемое решение, поскольку не было формальных оснований у Конституционного суда называть подобные законодательные акты неконституционными. Другое дело, что надо оценивать не столько решение Конституционного суда, сколько сам этот законодательный акт. А оценка парадоксальная, поскольку формально речь идет об ограничении депутатской неприкосновенности, а реально механизмы снятия депутатской неприкосновенности даже усиливаются, потому что уже сейчас требуется решение суда, а не только голосование народных депутатов, — отметил Фесенко. — Учитывая коррумпированность наших судов, это создает дополнительные возможности для тех или иных депутатов избежать ответственности. Во-вторых, я думаю, что можно было бы пойти и на более серьезное ограничение депутатской неприкосновенности с учетом международной практики. Например, во многих европейских странах могут привлекать к ответственности депутата, которого застали на месте совершения правонарушения. Думаю, что было бы логично сделать это и у нас. На сегодня это некий политико-правовой компромисс по вопросу о депутатской неприкосновенности. Внешне это выглядит как ограничение депутатской неприкосновенности, а на самом деле ситуация не меняется».

В эффективности ограничения неприкосновенности депутатов сомневается и Юрий Кармазин из фракции «Нашей Украины». Он убежден: поправки в Конституцию, предложенные его политсилой и БЮТ еще в 2009 году, позволили бы ограничить неприкосновенность не на бумаге, а на деле. Получается, только время потеряли…

«Если бы было принято ограничение, которое предлагали фракции «Нашей Украины» и фракция БЮТ и которое уже прошло Конституционный суд, и было бы проведено голосование на сессии до Нового года и после него, уже сейчас можно было реально ограничить депутатскую неприкосновенность, и сделать это цивилизованно. Именно поэтому я считаю, что это долгоиграющая пластинка, которая реально ни на что влиять не будет, это только разговоры, и больше ничего. Чистая формальность. Это просто был повод для регионалов, чтобы отложить каким-то образом принятие действительно нормальных изменений в Конституцию. Отложить на полтора года. Они своего добились: уже полгода прошло, остался еще год», — прикинул Кармазин.

Пожалуй, единственный, кого все устраивает в решении КС, это представитель Партии регионов Иван Попеску. Он доволен, что депутатам по-прежнему можно говорить с трибуны практически все, что вздумается. А с другой стороны, совершивший тяжкое преступление нардеп, по идее, сможет предстать перед законом в соответствии с нормами Конституции.

«Относительно того, чтобы ограничить неприкосновенность депутатов – это абсолютно нормальная европейская норма. Депутат не должен нести ответственность за политические действия, то есть за свои высказывания с трибуны Верховной Рады, когда он защищает интересы своих избирателей. Однако если он совершил преступление, то и сейчас нет проблем для того, чтобы он был привлечен к ответственности. Но если сейчас есть такое решение, то Комитету по регламенту депутатской деятельности необходимо подготовить соответствующие изменения в законодательную базу. Я думаю, что это надо будет прописать также в Конституции, в той статье, где говорится о неприкосновенности. Но надо четко прописать, за что несет ответственность, а за что не несет ответственность депутат», — считает регионал.

С Попеску солидарен его политический оппонент – народный депутат Украины от фракции БЮТ Александр Гудима. Ограничение неприкосновенности парламентария не должно сказываться на его безопасности вне стен Верховной Рады. И за то, чтобы криминальная ответственность распространялась на его коллег, бютовец голосовал еще при Кучме.

«Я голосовал за гораздо большее ограничение неприкосновенности, чем признал Конституционный суд. За 12 лет неприкосновенность мне вообще не была нужна за единственным исключением, с чем согласился Конституционный суд. Как оппозиционный политик я хочу сохранить за собой право на публичные выступления, за которые я не буду иметь никаких проблем. Т.е. я должен иметь право говорить все, не нарушая действующего законодательства. Но неприкосновенность, которая касается моих выступлений, должна быть защищена. Все остальное, что касается, например, уголовной ответственности за совершение преступлений – я много раз голосовал за снятие таких ограничений», — признался депутат.

«Я вообще считаю, что с неприкосновенностью пора заканчивать давным-давно», — неумолима Лариса Скорык. Помимо народных депутатов, первая женщина-политик Украины обеими руками за то, чтобы ранга «святых» были лишены еще и лица, наделенные судебной властью. Ведь уличенный в получении взятки экс-судья Игорь Зварич явно не один такой в стране.

«Еще когда я была депутатом, для меня было очень странно, почему у меня должна быть неприкосновенность непонятно от кого. При советской власти неприкосновенность от КГБ была бы очень нужна, но не было такого, — смеется Скорык. — Я считаю, что неприкосновенность надо убирать, особенно она не должна быть по отношению к судьям. У нас судьи назначены на бог весть сколько лет без всякого права быть неприкосновенными. Я не имею в виду Конституционный суд. Но бытовые суды, когда судьи типа нашего «засевателя» встречаются глаз в глаза и карман в карман – это очень опасно. Или если уже у нас судьи будут избираться, тогда тем более они не имеют права быть неприкосновенными. У нас что, есть каста неприкосновенных? Закон должен распространяться на всех абсолютно одинаково».

from-ua.com