О «подмоченной» николаевской репутации

Вторник, 16 апреля, 2013 10:08

Как-то в Интернете попалась дико смешная история из серии «наши за границей». Один из наших сограждан в Штутгарте по необходимости посетил уличный общественный туалет, очень чистый, аккуратный, напичканный датчиками и управляемый компьютером. Он зашел, двери автоматически закрылись, свет зажегся. После всего собрался выходить, смотрит, – ручки либо кнопки на дверях нет, а те не открываются. Инструкций по пользованию туалетом тоже нет. Включил наш гражданин логику и повторил процедуру: поднял крышку унитаза, слил воду, закрыл крышку. Дверь не открывается. Решил, чтобы было достоверно, надо сесть на унитаз. Повторил процедуру еще раз, – дверь не открывается. Что забыл? Руки помыть. Повторил все с начала, помыл руки, а дверь – не открывается! И только после использования сушки для рук, дверь выпустила узника.

Еще в более жуткую историю с навороченным туалетом во Франции попал другой наш соотечественник. Он, бедняга, не учел, что тамошние общественные уборные стерильны и, как водится у нас, залез на унитаз ногами. Это была роковая ошибка! От того, что датчик пола отключился, компьютерные мозги «решили» – человек вышел, однако вода не слита, что-то не так, и включил автоматически дезинфекцию. И вот картина: сидит гражданин на унитазе, поглощенный процессом, вдруг свет отключается и на него льется душ из дезраствора. Он с перепугу с унитаза спрыгнул, и тут компьютер заклинило окончательно: дверь закрыта, а человек появился! И компьютер… «завис», предварительно включив сушку струями горячего воздуха. В итоге несколько часов спасатели резали вандалоустойчивые двери автогеном, чтобы вытащить обезумевшего бедолагу из «лап» парижского туалета.

Читая все это, было бы смешно, если бы не было так грустно. Над кем смеяться, над собой, одичавшими? А грустно даже не оттого, что на улицах наших городов таких чудо-будок нет, и вряд ли они когда-нибудь появятся, а потому, что отношение к деликатному вопросу справления естественных нужд граждан со стороны чиновников и властей пренебрежительно наплевательское. Как еще можно расценить факт, что в Николаеве фактически исчезли бесплатные общественные туалеты, а существующие коммерческие заведения явно не удовлетворяют нужды горожан и гостей Николаева, количество которых с наступлением лета, безусловно, увеличится, ведь город-то у нас красивый? Только очень грязный, и не в последнюю очередь на санитарный облик Николаева влияет отсутствие достаточного количества общественных туалетов.

Цивилизация начинается с канализации

Сколько в Николаеве общедоступных для людей туалетов, достоверно выяснить не получилось. В городском департаменте ЖКХ неофициально удалось узнать, что на их балансе якобы находятся два туалета: один подземный возле «Сказки», а где находится второй, наш источник запамятовал. Официальную же информацию у руководящих работников коммунальной «конторы» заполучить не вышло, потому что застать на месте чиновников несколько дней подряд не представилось возможным, – все были то ли на объектах, то ли на заданиях, то ли заседали на совещаниях.

«ВН» решил выяснить вопрос количества сортиров, так сказать, с другого конца. В абонентском отделе «Николаевводоканала» сообщили, что в нынешнем году заключено 12 договоров по водоснабжению и отводу канализации с туалетов, однако имеют ли эти заведения статус общественных, – неизвестно. Посему другого выхода не осталось, как пройтись по адресам уборных. «Охватили» только центр, в других районах города места надо знать.

…Подземный туалет возле детского городка «Сказка» заброшен и не работает уже много лет. Посмотреть, что творится в весьма просторных помещениях, без труда может каждый любопытный, ибо один из проходов не закрыт. Но, честно говоря, спускаться в подземелье, которое превращено в вонючую многослойную свалку, нет никакого желания. В самой «Сказке» действует новый туалет, платный, правда. Однако, находясь тут на отдыхе с детьми, нормальных родителей волнует не столько плата за посещение уборной, как другой вопрос: что может произойти с детьми, играющими, например, в «казаки-разбойники» и захотевшими спуститься (или случайно свалившимися) в заброшенные удобства, которые вплотную примыкают к забору детского «островка», страшно даже подумать. Заместитель городского головы Владимир Гуллер рассказал, что этот туалет планируется снести и построить на его месте бизнес-центр. Но когда эти планы осуществятся, – неизвестно.

Действующий туалет «встретился» возле памятника корабелам на углу пр.Ленина и ул.Советской. Это заведение находится в нормальном состоянии, а цена за визит такая же, как везде, – 2 грн. Сказать, что на получение достойных услуг тут выстраивается очередь, нельзя. Может, причина в том, что еще не настал «пивной» сезон, а возможно, потому что поблизости есть еще один туалет – в «Макдональдсе». Состояние этого «удобства» хорошее, к тому же, посещение бесплатное. Это, кстати, единственное встретившееся на нашем пути бесплатное заведение в центре города.

Самые популярные удобства находятся в Каштановом сквере. Это вполне нормальный туалет с удовлетворительным сервисом по стандартной цене, которая составляет 2 грн.

За памятником Ленину размещено еще одно частное заведение, посещение которого обойдется в ту же стоимость, что и другие аналогичные объекты, – 2 украинских «рубля». Куда деваться, – заплатишь, так как подземный туалет в сквере на Набережной не действует. Судя по решеткам, закрывающим вход, – не работает уже давно, но надо сказать, что мусором и отходами человеческой жизнедеятельности бывшие удобства не завалены. Если не считать фрагментов скульптуры, известной в народе под названием «бешеная капуста», которая красуется на Набережной, больше ничего на ступеньках, ведущих вниз к заветным кабинкам, не валяется.

Из любопытства мы посетили также парк Петровского. Как известно, на его территории в «нулевые» годы было возведено здание туалета, стоимость строительства которого тогда арендатор парка оценил в 230 000 грн. (!) Посмотреть на это «чудо» в то время приезжали горожане даже из отдаленных районов. Стоит туалет и поныне, чистый, аккуратный, лишь немного снаружи пострадавший от неуемных и не очень умелых «мастеров» граффити. Рядом с «домиком» в тот теплый весенний день, вальяжно прогуливаясь, паслось небольшое стадо свиней с поросятами, – артистами гостившего в городе цирка. Но эта экзотика никак не повлияла на порядок – вокруг чисто, прибрано и даже как-то по-домашнему. Приветливые смотрительницы заведения рассказали, что стоимость посещения составляет 1 грн., но если кому-то приспичит, то пустят и так – ведь чистота вокруг дороже. И тут же пожаловались, что культурный уровень нашего народа оставляет желать лучшего, – не стесняются, черти, справлять нужду прямо рядом с туалетным заведением, за кустами и насаждениями.

Что тут скажешь, прав был какой-то забытый историей сантехник, утверждавший, что цивилизация начинается с канализации. А репутация николаевцев ой как сильно «подмочена».

 «Подмоченная» репутация

Активно процесс «порчи» той самой репутации начался с массовым появлением на улицах, в парках и скверах пивных палаток и прочих «генделыков» и одновременным исчезновением бесплатных общественных туалетов как объектов городской инфраструктуры. В то же время или чуть позже на сцену вышли предприимчивые бизнесмены, решившие удовлетворение естественных потребностей людей поставить на коммерческую основу. Появление первых платных удобств сопровождалось даже неким ажиотажем. А как же, в бесплатных – грязь, вонь, а в частных, образно говоря, – благоухают ароматы, стоят цветы, музыка играет, не говоря о том, что каждому посетителю выдается кусочек туалетной бумаги, имеется мыло и фен для рук. Красота!

Но, если вдуматься, то не настолько все однозначно. Что имеется в виду? Грязь и вонь бесплатных общественных туалетов – это было что, стихийное бедствие, которому невозможно противостоять? Нет же! В первую очередь, это показатель неудовлетворительной работы городских структур, в ведении которых и находились эти общественные туалеты. Так, может, надо было что-то менять в работе, в отношении к своим обязанностям?

Что же касается тех первых платных заведений, то поначалу их посещение было даже интересным и забавным мероприятием, но потом наступило в каком-то роде прозрение, – а нужны ли все эти излишества в туалете, в который люди, как правило, приходят совсем за другим? Согласитесь, в приличной уборной важны лишь две основные вещи – функциональность и чистота. А потом бесплатные общественные туалеты исчезли вообще, после чего «зачахли» и коммерческие заведения.

Модные в одно время биотуалеты были «убраны» с улиц Николаева по двум основным причинам – из-за экономии реагентов они быстро превратились в такие же вонючие заведения, как и бесплатные уборные, кроме того, предприниматели разочаровались, бизнес оказался нерентабельным. В то же время менее культурная часть нашего народа с легкостью отказалась от ароматов и цветов и поныне справляет нужду где придется. Отвратительно? Да, но зачем платить за то, – считают они, – что должно быть обеспечено нормальной, цивилизованной инфраструктурой города и за обеспечение которой, между прочим, горожане платят налоги? А еще часть людей о высоких «материях», следуя зову природы, не задумываются вовсе.

Удивительно, но складывается впечатление, что власти города, закрывающие бесплатные туалеты и заменяющие их платными, тоже особо не задумываются, что общественный туалет является не столько сервисом или услугой, – от наличия туалета зависит санитарное состояние города. А если туалетов не хватает, все решается просто – люди справляют нужду в любом укромном месте: в кустах, во дворах, в подворотнях, в парадных. И, как это ни печально, разговоры о том, что плата в туалетах невысока, – бессмысленны, и, в какой-то степени, даже аморальны. Ведь получается, если человек ведёт себя культурно и оправляет естественные надобности в специально отведённых местах, то, по логике вещей, это стоит поощрения, а не «наказания рублем». Но самое главное, что должны понять чиновники нашей исполнительной власти, как мне кажется, – что не все на свете приносит прибыль, есть вещи, которые по определению являются убыточными, как, например, содержание бесплатных туалетов. В то же время надо отдавать отчет, что именно эти заведения помогают избежать серьезных проблем, например, эпидемий. Заметьте, мы даже не говорим о том, что наличие туалетов – это проявление заботы о человеческом достоинстве членов городской общины, а отсутствие их это достоинство серьезно ущемляет. Или я не права?

 Деньги не пахнут?

Мнение многих горожан, которым «ВН» поинтересовался в ходе подготовки этого материала, сводится к тому, что в идеале должны функционировать и бесплатные, и платные общественные туалеты. Тогда каждый смог бы выбрать себе заведение, которое для него приемлемо и по эстетическим соображениям, и по «кошельку». Прокомментировать проблему мы попросили также заместителя городского головы Владимира Ильича Гуллера.

– Инициатива размещения туалетов, изучение их потребности для горожан, вопросы их установки в конкретных местах должны исходить от департамента ЖКХ, – убежден он. – Ну, не может общественный туалет принадлежать ЖЭКу или, например, управлению культуры или зеленому хозяйству, если он находится в парке или в сквере. Это неправильно. Управление культуры или зеленое хозяйство не может эксплуатировать туалет, это вопрос ЖКХ.

Заместитель мэра признал, что вопрос с общественными туалетами в Николаеве является действительно острым и актуальным.

– К большому сожалению, на моей памяти кардинальных решений при наличии острой проблемы необходимости иметь туалеты, не принималось и не рассматривалось. Единственное, благодаря усилиям В.Д. Чайки, предприятием «ВИК» были поставлены два инвентарных туалета (это туалеты за памятником Ленину и на пересечении ул.Советской – пр.Ленина возле памятника корабелам, – авт.). Они недорогие, простые в эксплуатации, туалеты такого типа в достаточном количестве могли бы решить проблемы людей. На сегодня такие временные сооружения с подводом воды и канализации – лучший вариант, – рассказал Владимир Гуллер.

Он проинформировал, что на сессии горсовета, которая состоялась 4 апреля, после долгих колебаний было принято решение об отводе земли под размещение этих двух временных сооружений. Владимир Ильич пояснил, что туалеты такого типа относятся к временным сооружениям, так как не ставятся на капитальный фундамент, Но к туалету подводятся инженерные сети, обеспечивающие водоснабжение и отвод канализационных стоков, поэтому обязательно под туалет должен отводиться земельный участок либо между предпринимателем и горисполкомом должен быть заключен договор сервитута.

– Обеспечение города общественными туалетами – это проблема, и серьезная, – убежден заместитель городского головы. – Должна быть программа, исполнение которой должно проводиться либо за счет инвесторов, либо за счет бюджета.

На вопрос о том, правильно ли то, что в городе нет бесплатных туалетов, он высказал мнение, что это вполне нормально, ибо сегодня установка и содержание общественных уборных является прерогативой не только органов местного самоуправления, но может быть прерогативой также инвестора. Почему туалет, который предприниматель построил за свои деньги, оснастил хорошей сантехникой, зеркалами, вентиляцией, другими удобствами, почему он должен быть бесплатным, – задается вопросом он. Как считает Владимир Гуллер, нормально содержать удобства можно только в случае, если брать деньги за их посещение. К тому же, оплачивать необходимо не только моющие и дезинфицирующие средства, труд уборщика, но и счета за потребленную электроэнергию, водоснабжение, водоотведение.

Отношение же к более простым сооружениям – биотуалетам у Владимира Гуллера отрицательное, ведь такой опыт несколько лет назад был испытан, и, по его мнению, оказался неудачен, так как из-за экономии на дорогих реагентах, которыми необходимо своевременно заправлять эти сооружения, на несколько кварталов вокруг этих «будок» разносился специфический запах, что недопустимо.

 Туалетный бизнес

Иногда на телеэкранах мелькает информация о переделе сфер влияния в так называемом туалетном бизнесе. Правда, такое происходит не у нас, а где-то там, в других государствах или в больших мегаполисах, в Москве, например. Почему этот вид бизнеса у нас развивается «не шатко, не валко», мы спросили у директора экспериментального экологического бюро «ЧП Слободенюк» Ивана Ивановича Слободенюка. Именно он в 1996 году привез в Николаев первый немецкий биотуалет на проводившуюся тогда регату. Иван Иванович за эти годы заработал репутацию надежного и авторитетного партнера, имеющего деловые связи во всех регионах страны. Наряду с другими видами продукции, он и ныне продолжает заниматься поставкой и арендой различного типа и назначения автономных туалетов, а также реагентов, дезинфицирующих средств и т.п.

– Необходимость в общественных туалетах в городе есть, только отношение к этому вопросу у нас потребительское. Наличие туалетов на улице на Западе – это не бизнес, это обеспечение нормальной жизнедеятельности человека, которая обеспечивается за наши же деньги, попадающие в казну в качестве налогов. Естественно, устанавливать туалеты должна городская власть, для предпринимателей это достаточно сложная процедура, требуется очень много «бумаг» – решение горисполкома, разрешение СЭС, архитектуры и т.д. и т.п., – высказывает свое мнение он. – Резко заработать денег на туалетах нельзя. Но мы же платим налоги! Для чего? Чтобы были хорошие дороги, чтобы создать себе комфортные условия жизни, в том числе, – чтобы были общественные туалеты. А наша специфика состоит в том, что эти туалеты должны быть рентабельными. В развитых странах такого нет. Там это не бизнес, а социальная инфраструктура. Для нас же главное – рентабельность. А я вообще не понимаю такое – платить за услугу, чтобы пойти в туалет.

Заниматься этой отраслью – эксплуатацией уличных туалетов, он тоже не желает, – городу не нужны такие туалеты. Он рассказал, что предлагал для установки на конечных остановках маршрутных такси так называемые «блоки», включающие туалетную и душевую кабинки, однако все отталкиваются от выгоды и рентабельности.

Поделился Иван Иванович и другим своим наблюдением. В начале сезона «расцвета» летних питейных заведений у него резко увеличивается количество арендаторов мобильных туалетов. Но если одни делают все «как для себя», открывают палатку, где продается пиво и освежающие напитки, ставят рядом биотуалет для посетителей, и таким образом, по большому счету, выигрывают конкурентную борьбу, то есть и такие, которые мобильную уборную демонстрируют лишь для проверяющих органов, – для клиентов же удобства остаются недоступными. Менталитет, словом!

Хотя в принципе с этим можно бороться, и, как мне кажется, возможно, даже восстановить и содержать сеть бесплатных уборных. Ну почему не обязать этим заняться пивные заведения, которые каждую весну «вырастают» на наших улицах, как грибы после дождя, а как компенсацию предусмотреть им какие-то налоговые послабления? Иначе проблему в полном объеме не решить. Впрочем, это компетенция и политическая воля исполнительной власти и депутатского корпуса. Такому утверждению есть доказательства.

 Политически важный вопрос или поучительная история о московских ретирадах

Замечательное повествование из истории московских общественных туалетов, которая началась 1 мая 1947 году в Москве, на страницах еженедельника «Зеркало недели» (11.08.95) рассказал Анатолий Рубинов. Автор утверждает, что все упомянутые действующие лица имеют подлинные фамилии, и события развивались именно так, как изложено. Это весьма поучительная история о ретирадах (от фр. – удалиться, именно так в дореволюционное время называли уборные), которую полезно прочитать, и не только прочитать, а и сделать выводы. В сокращенном пересказе дело было так.

Ранним первомайским утром первый секретарь МК и МГК КПСС, председатель исполкома Моссовета Георгий Михайлович Попов, проживавший по ул.Горького, 4 в самом центре Москвы, собирался на демонстрацию. Уходя в праздничный день в Кремль, чтобы вместе с вождем народов приветствовать с Мавзолея демонстрантов, у вымытого, побритого, нарядно одетого Георгия Михайловича при выходе из квартиры оставалось еще лишних двадцать минут.

Но тут произошло невероятное событие – сразу за порогом он ступил во что-то мягкое, а вокруг раздался густой, непереносимый запах очень здорового человеческого естества. Это не было диверсией, происками международного империализма. Как объявил вызванный управдом с символической фамилией Моев, шикарный подъезд испортили… солдаты. Те, которые, подобно Георгию Михайловичу, будут участвовать на первомайском торжестве на Красной площади. Неизвестные солдаты дожидались торжества, как и всегда в таких случаях, ночуя в танках. С вечера им определили место на улице Горького, с которого, гремя броней, сверкая блеском стали, они в минуту промчатся мимо Мавзолея на радость самому товарищу Сталину и членам Политбюро, на зависть зарубежному дипломатическому корпусу, которому предназначено место на трибуне внизу. То были большей частью деревенские парни. Не в пример горожанам, приученным к ограничениям, свободолюбивые деревенские парни по одному и группами входили ночью в спящие дома и находили в их подъездах уединение.

– Но почему нельзя пойти в туалет? – гневно спросил управдома главный в городе гражданин.

– Где он, этот туалет? – ответил Моев вопросом на вопрос. – Где теперь в Москве туалеты?

– Были же!

– Были, да все сплыли. Из одних квартиры сделали, другие, которые деревянные, спалили в войну – дров-то не было.

Полный обиды, Георгий Михайлович после окончания торжеств на Красной площади приехал в Моссовет, позвонил по «вертушке» главе жилищного управления исполкома Моссовета Александру Васильевичу Астафьеву в его управление, которое находилось тогда на Кузнецком мосту. Астафьев был тут же вызван. Георгий Михайлович только для порядка поздравил его с праздником и задал вопрос на засыпку:

– А где ты, Александр Васильевич, справляешь нужду, когда ходишь по городу? Да не бываешь ты в городе! Все на машине разъезжаешь.

Астафьев растерялся. Георгий Михайлович простыми народными словами напомнил вызванному о кое-каких свойствах человеческой натуры. Об этом он неотрывно думал несколько часов подряд, стоя почти рядом со Сталиным на Мавзолее, и собирался сказать еще прямее.

– Вы правы! – с энтузиазмом отозвался Астафьев. – Надо признать, плохо у нас обстоит с общественными туалетами. Можно сказать, нет их совсем.

Георгий Михайлович понял, что объяснять больше нечего. И приказал:

– Вот что, Александр Васильевич, за месяц открыть в городе двести туалетов.

Он посмотрел на потолок, что-то там увидел и уточнил:

– Двести пятьдесят. К первому июня. Доложишь утром первого июня. Я так себе и запишу. Все. С праздником.

Третьего мая 1947 года в десять утра, минута в минуту, Астафьев приказал своей секретарше Наде Леоновой немедленно собрать всех начальников отделов и всех заместителей. Всему жилищному управлению стало ясно, что произошло очередное ЧП.

О нестойких неизвестных солдатах Александр Васильевич не рассказал. А сказал, что собрал всех в связи с тем, что московская партийная организация поставила срочную ответственную задачу. Вопрос политически важный. Он объяснил партийное задание, но, желая перевыполнить его, назвал другие, повышенные цифры: открыть ТРИСТА уборных к 30 мая. Каждому из приглашенных выделялся один район, и предлагалось к этому сроку обеспечить возведение 15 туалетов. А в Ленинском районе – 25, в Сталинском – 30 туалетов.

Подал голос человек, который за полвека служения Москве – до революции в городской управе, потом в советской исполнительной власти – привык ничему не удивляться. Александр Александрович Горбацевич был на редкость деловым человеком и за выполнение любого задания брался сразу, но Александр Александрович всегда хотел четко знать свое задание, и задал очень существенный вопрос. Его поняли, однако, не все:

– Разрешите спросить: а на сколько «очков» должна быть рассчитана каждая ретирада?

Астафьев разозлился потому что не понял, растерялся и стал думать – вопрос оказался неожиданным, и предупредительный Горбацевич помог ему:

– На два или три «очка».

Поняв, начальник ответил уверенным голосом человека, который все знал и все предусмотрел:

– Во всех районах – 10 туалетов на два «очка», а 5 туалетов – на три. В Ленинском районе – 15 туалетов на три «очка», а в Сталинском – двадцать.

Почти весь месяц в жилищном управлении было совершенно пусто. Остались только бухгалтерши и машинистки.

Первое понедельничное совещание прошло нервно – ни в одном районе не сумели открыть хотя бы одну уборную. Александр Васильевич негодовал:

– Не хочу слушать никаких оправданий! Материалы есть, фонды отпущены!

А в следующий понедельник начались рапорты…

В назначенный день Александр Васильевич позвонил Попову в его партийный кабинет на Старой площади и сдержанно сообщил, что готов, как и было назначено, явиться для отчета. Попов коротко ответил: будет ждать через полчаса – в Моссовете. Наверное, первый секретарь горкома и обкома партии, глава Моссовета хотел подчеркнуть, что давал задание все-таки не по партийной линии, а по советской. Он принял Астафьева без промедления, говорил с ним на «ты», три раза улыбнулся, и по всему было видно, что Астафьев прощен, и падение его остановлено.

Попов внимательно просмотрел списки московских туалетов. Обратил внимание на непредусмотренную графу «на сколько очков», спросил:

– А что такое «очко»?

Астафьев объяснил в аккуратных словах, и тогда Георгий Михайлович улыбнулся в первый раз. И вызвался посмотреть хоть один объект. Кортеж из трех черных машин – ответственное лицо и сопровождающие лица, игнорируя светофоры, прямиком направился на Усачевку – в самый запущенный московский район, который через десять лет безжалостно снесут как старую, сгнившую деревню и выстроят на ее месте огромный стадион имени Ленина. У дома №4 кортеж остановился. Управдом Тулякова, приветливая хозяйка новой уборной, самолично встречала гостей и провела к ней обоих начальников и сопровождающих, чтобы они не искали. Начальники подошли к деревянному строению, которое еще пахло свежими опилками. Глава московских большевиков осмотрел его снаружи и, как человек простой, вошел вместе с управдомом Туляковой внутрь. С хорошенькой Туляковой Попов распрощался сердечно.

В начале сентября того же года Москва шумно, с электрическими гирляндами на домах и улицах отмечала свое 800-летие. Накануне праздника обе партийные московские газеты – «Московский большевик» и «Вечерняя Москва» – два дня подряд печатали списки награжденных – имена людей, внесших наибольший вклад в благоустройство любимого города, труд которых был отмечен орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, другими наградами.

К чему эта история? Она просто наглядно демонстрирует, что ближе надо быть к народу. Ближе!

Автор: Агита Исайкина, «Вечерний Николаев«