«Убийцы авианосцев» строились в Николаеве (ФОТО)

Четверг, 18 апреля, 2013 17:02

Не прошла незамеченной в украинском городе кораблестроителей Николаеве 30-летняя годовщина подъема военно-морского флага СССР на главном корабле серии ударных ракетных крейсеров проекта 1164 («Атлант»), носившем тогда имя «Слава».

Крейсера этой серии, построенные на заводе им. 61 коммунара, числом четыре единицы, наряду с авианесущими кораблями, строившимися на Черноморском судостроительном заводе, до сих пор являются визитной карточкой города, наибольшим техническим достижением его судостроительных предприятий. Не случайно новейший по тому времени крейсер «Слава» был избран для переговоров на его борту между Михаилом Горбачевым и Джоржем Бушем-старшим, которые проходили на Мальте в 1989 году.

Корабль, предназначенный для противодействия авианосным ударным соединениям США в ходе «холодной войны» и прозванный «убийцей авианосцев», сыграл свою роль и при ее завершении, как символ утверждавшегося тогда «нового мышления». Николаевские корабелы, дооборудовавшие кают-компанию крейсера новой мебелью для удобства переговоров между двумя Президентами, гордились своим детищем и были уверены, что их продукция еще долгое время будет актуальна и востребована. 

Как рождались красавцы-крейсера

Крейсер был спроектирован ленинградским Северным проектно-конструкторским бюро под руководством Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии Александра Кузьмича Перькова (впоследствии главным конструктором проекта был назначен Валентин Иванович Мутихин). Проект «Атлант» стал логическим продолжением и развитием проекта 1134б («Беркут»). Серия этих больших противолодочных кораблей, числом семь единиц, строилась на заводе им. 61 коммунара, и у работников завода и конструкторов ПКБ уже давно сложились традиции делового сотрудничества. К тому же в качестве главного двигателя для обоих проектов был предусмотрен газотурбинный комплекс, производимый в Николаеве, на Южнотурбинном заводе «Заря», и поэтому вполне логично, что строительство новых крейсеров было поручено коммунаровцам.

Конструкторская документация начала поступать на завод в 1975 году, и уже в 1976-м началась обработка металла для строительства корпуса заказа 2008 – такой строительный номер получил головной крейсер. Военный корабль – это всегда средоточие достижений технической мысли специалистов различных отраслей – металлургии, химической промышленности, машиностроения, приборостроения, электро- радиотехники и электроники, производства вооружений и др. По технической сложности такое промышленное изделие, как крупный боевой корабль, значительно превосходит продукцию авиастроения и ракетно-космической отрасли, более того, самолеты, вертолеты и ракеты сами являются составной частью современного крупного корабля.

Руководство постройкой корабля, координацию действий различных цехов и отделов судостроительного завода осуществляет бюро строителей заказа. Небольшой по численности коллектив топ-менеджеров (как сказали бы сейчас) возглавляет старший строитель заказа, который в сдаточный период обычно назначается ответственным сдатчиком. Важейшая роль в техническом руководстве постройкой принадлежит конструкторскому бюро завода (отделу главного конструктора), снабжающему чертежами и другой конструкторской документацией смежников – технологов, снабженцев, работников цехов, которые непосредственно «стучат молотком». Конструкторы же, как заводские, так и представители проектанта, осуществляют техническое сопровождение постройки, оперативно внося в чертежи необходимые изменения. На головном корабле этих изменений – тысячи.

Приемку работ производит поэтапно, по мере продвижения постройки, сначала отдел технического контроля завода и предприятий-контрагентов (ведь поставщиков у завода-строителя – сотни), а затем военная приемка – представители заказчика. И все сделанное должно соответствовать чертежу, ведь каждое отклонение от документации квалифицируется как брак. И такой подход – не формальность: каждое отступление от чертежа чревато большой кровью, и не в переносном, а в прямом смысле этих слов.

Директором завода им. 61 коммунара во время постройки «Славы» был Георгий Матвеевич Балабаев, получивший «за крейсер» звание Героя Социалистического Труда, руководителем бюро военного кораблестроения – лауреат Ленинской премии Михаил Лазаревич Ентис, главным строителем заказа 2008 – Михаил Георгиевич Жело, удостоенный Государственной премией и ставший впоследстви директором завода. Главным конструктором завода был Виктор Дюн-Сенович Ким, его заместителем, непосредственно курировавшим постройку крейсера – Григорий Савельевич Чопенко, награжденный орденом Ленина. Кстати, недавно Г.С.Чопенко отметил свое 85-летие, и ветераны завода сердечно поздравили его с этим событием.

крейсер «Слава» на мореходных испытаниях

Украинец, кореец, болгарин, еврей и татарин, и еще многие николаевцы и представители разных городов и весей огромной империи в украинском «имперском» городе Николаеве, в содружестве с конструкторами-петербуржцами, строили могучий крейсер, призванный защитить морские границы СССР. Теперь, когда СССР исчез с карты мира, и возобладала доктрина строительства национального государства, когда многими политиками достижение национальной идентичности рассматривается как приоритетная задача, четвертый в серии крейсер типа «Слава», принадлежащий Украине, так и не достроенный, продолжает находиться у стенки завода. Не вписывается он в «дорожную карту» созидания, которую составили наши керманычи. Или так и не составили?

 От главного корабля – к серийной постройке

 Но продолжим рассказ о строительстве «убийц авианосцев» в Николаеве.

Техническое сопровождение постройки головного корабля серии, как правило, поручается проектанту, и ленинградское СПКБ создало для этой цели оперативную группу из числа своих конструкторов. А затем его руководство приняло решение, имевшее долговременные положительные последствия для Николаева и для Украины: на базе оперативной группы был создан филиал СПКБ, который формировался в основном из числа молодых специалистов – выпускников Николаевского кораблестроительного института. Впоследствии этот филиал стал самостоятельной проектной организацией – Южным проектно-конструкторским бюро (ЮПКБ), а после достижения Украиной независимости ЮПКБ было преобразовано в КИП ЦК – Казенный исследовательский проектный центр кораблестроения – головную проектную организацию Украины в области военного кораблестроения. И бывший его руководитель Е.А.Борисов, и нынешний — А.И.Балабушко, главный инженер Е.А.Косоруков, главный конструктор С.В.Кривко, ряд начальников отделов и секторов – все они происходят из числа тех молодых специалистов, пришедших в филиал для обеспечения постройки «Славы».

Постройка крейсера шла своим чередом, и 27 июля 1979 года корабль был спущен на воду. Спуск корабля такого водоизмещения с наклонного стапеля сам по себе представлял сложную инженерную задачу, которую решили заводские инженеры Олег Александрович Гловэ и Лидия Петровна Суслова, предложившие оргинальную конструкцию спускового устройства.

Достройка судна, оборудование помещений, монтаж и наладка вооружения и технических средств продолжались уже на плаву. Началась сдача работ заказчику, которая проходит в несколько этапов, по мере готовности помещений, механизмов, трубопроводов и систем. Работы идут в три смены, часто производственные бригады не сходят с корабля «до победы», до «закрытия» официального документа, свидетельствующего об окончании определенного объема работ – построечного (УП) или швартовного (УШ) удостоверения.

После того, как критически необходимое количество УП и УШ «закрыто», приказом директора завода назначаются ходовые испытания. Корабль уже «под парами»: опробовается главный двигатель, работают системы энергетики, жизнеобеспечения, шумит вентиляция и система кондиционирования воздуха, работает опреснительная установка. Проворачиваются антенны радиолокационных станций и орудийные башни, гидравлические системы открывают и закрывают люковые закрытия пусковых установок ракетного оружия, в коридоры и тамбуры для прохода личного состава доносятся приятные запахи камбуза и хлебопекарни… Всюду снуют матросы, старшины и офицеры личного состава корабля и представители промышленности, проходят тренировки на боевых постах и в машинных отделениях, по корабельной трансляции поступают команды, звучит гудок корабельного тифона и вой сирены…

Вздрагивает палуба, и корабль в сопровождении буксиров по лиманному каналу направляется в море, на ходовые испытания. Они проводятся по утвержденной программе и согласованному с командованием флота графику – ведь проверка работы механизмов и систем вооружения требует участия обеспечивающих испытания других надводных кораблей, подводных лодок и самолетов, плавающих и летающих мишеней. Поэтапно «закрываются» удостоверения о проведении ходовых испытаний (УХ).

Государственную комиссию по приемке «Славы» возглавлял известный на флоте и заслуженный адмирал Авенир Александрович Чумичев, а ответственным сдатчиком корабля был старший строитель Михаил Георгиевич Жело. Крейсер «Слава» был головным кораблем серии, и поэтому его ходовые и государственные испытания проводились по особой, расширенной программе, включающей мореходные испытания – переход корабля на Север вокруг Европы. Стрельбы основным ударным ракетным комплексом «Базальт», с дальностью стрельбы 500 километров, который и делал крейсер «убийцей авианосцев», проводились на полигоне Северного флота. Начальником испытательной группы по проведению мореходных испытаний был строитель по вооружению Владимир Георгиевич Василенко, предоставивший в распоряжение автора этих строк свои впечатления от этого дальнего похода и фотографии из личного архива.

Испытания крейсера продолжались весь 1982 года, а в начале 1983 года он был включен в состав ВМФ.

Группа по проведению испытаний, в центре – В.Г. Василенко, Эгейское море, 26 ноября 1981 года

Проект оказался удачным, крейсер хорошо себя зарекомендовал. Были все основания запустить в работу целую серию таких крейсеров, что и было сделано: еще в 1978 году был заложен второй заказ – 2009, получивший имя «Маршал Устинов», а в 1979 году — заказ 2010 («Червона Украина»). К этому моменту уже сложились коллективы строителей заказов 2009 и 2010. Старшим строителем «Маршала Устинова» был назначен Виктор Алексеевич Кирюхин, а «Червоной Украины» — Виктор Петрович Фуртат.

Сформировался и коллектив заводских конструкторов. Техническое руководство корпусными работами осуществлял Иван Дмитриевич Шепель, группу конструкторов по механической части возглавлял Валентин Дмитриевич Диордиев, по оборудованию и устройствам – Сергей Михайлович Каленков, по электро- и радиочасти – Иван Федотович Ковылянский, по системам вооружения – Валерий Дмитриевич Середа. Координировали усилия конструкторов разных специальностей сначала Олег Александрович Гловэ и Виктор Константинович Приходько, а после их повышения в должности ведущим конструктором проекта стала женщина – Римма Леонидовна Тищенко.

В ту пору для достижения гендерного равенства не требовалось обнажаться топлес, как это делают сейчас участницы движения Femen. Читатели уже поняли, что карьерный рост специалиста зависел главным образом от его деловых качеств – ведь занимались эти люди столь сложным и серьезным делом, что начальству некогда было обращать внимание на такие малозначительные подробности, как возраст, пол, партийность или национальность…

Автор этих строк располагает воспоминаниями ныне здравствующей Риммы Тищенко, опытного инженера и матери двух взрослых уже дочерей, об ее участии в постройке, испытаниях и сдаче «Маршала Устинова» и «Червоной Украины». К сожалению, формат статьи не дает возможность привести их полностью.

Вот выдержки из этих ее записок.

— В 1981 году я была назначена ведущим конструктором второго заказа серии – «Маршал Устинов», зав. №2009, т.е. техническим руководителем группы конструкторов из 23 человек по различным специализациям. Сколько раз и какое количество рабочих чертежей, программ и методик испытаний, технических условий и стандартов, инструкций и отчетной документации прошло через наши руки!

С теплотой вспоминаю командира корабля Владимира Дмитриевича Верезина (в будущем – контр-адмирал, начальник штаба эскадры надводных кораблей Северного Флота) и старпома Анатолия Федоровича Галанина (в будущем – контр-адмирал, командир крейсера «Мурманск», а затем – атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов»). Последний никак не мог смириться с присутствием женщины, т.е. меня, в командирском кресле на ходовой рубке, и я в шутку ему пообещала, если его назначат командиром следующего корабля, то я поставлю для себя отдельное временное кресло, рядом с командирским…

Сегодня в памяти всплывают самые яркие эпизоды из истории сдачи корабля: филигранная постановка в сухой док на севастопольском Севморзаводе, испытания успокоителей качки, когда корабль умышленно раскачивается до крена 13 градусов, а потом, с помощью «крыльев», выталкиваемых гидравликой побортно ниже ватерлинии, качка умеряется в семь раз… Или «мерная миля»: крейсер на полном ходу в 32 узла (почти 60 км в час) «летит» над поверхностью моря, поднимая фонтаны воды, искрящейся при закате солнца всеми цветами радуги. И, конечно, испытания грозного ракетного и артиллерийского оружия, которые довелось наблюдать с командирского мостика.

Корабль был сдан на 16 дней раньше установленного срока, приемный акт подписан 16 сентября 1986 года, а зтем был торжественный подъем флага и проводы «Маршала Устинова» на Северный флот, где он и сегодня несет службу в качестве флагманского корабля.

Затем – наше возвращение на завод, где уже полным ходом идет постройка третьего заказа серии – «Червоной Украины», построечный №2010. Серийная постройка имеет понятную особенность: постоянно идет доработка конструкции, учитываются выявленные на предыдущих кораблях недостатки, внедряются новшества, учитывается опыт эксплуатации. Словом, все то, что современные компьюторщики назвали бы английским словечком Upgrade. Эти изменения оформлялись совместными решениями Главного управления кораблестроения ВМФ и Министерства судостроительной промышленности. Этими же решениями определялись сроки внедрения новшеств на каждом из уже сданных и еще строящихся корабляей. Вплоть до оперативной переделки уже выполненных работ. На «Маршале Устинове» пришлось внедрять 67 таких совместных решений!

Крейсер «Червона Украина», спущенный на воду 28 июля 1983 года, был успешно сдан флоту 16 октября 1989 года и отправился к месту службы – на Дальний Восток, где и сейчас, получив в 1996 году новое имя – «Варяг», находится в строю в качестве флагманского корабля Тихоокеанского флота Российской Федерации.

 Судьбы крейсеров сложились по-разному…

 Те, кто много лет связан с судостроением и флотом, знают, что корабли «имеют душу», а их судьба, как и судьба людей, самым причудливым образом зависит от многих обстоятельств. История «Славы» («Москвы»), «Маршала Устинова» и «Червоной Украины» («Варяга»), несмотря на драматические обстоятельства начала 90-х годов прошлого столетия, как видим, сложилась счастливо. Чего нельзя сказать о других военных кораблях, давно уже отправленных на слом или на консервацию, хотя их ресурс далеко не был исчерпан.

Особенно поучительно жизнеописание крейсера «Слава», являющегося главным героем нашего повествования. Головной корабль состарился раньше других, а обстановка на Черноморском флоте после его раздела между Украиной и Россией складывалась для судеб кораблей не лучшим образом. После горячих споров при разделе флота наступила подозрительная тишина, и в этой тиши корабли и суда обоих флотов один за другим отправлялись в Турцию для разделки на металлолом.

Судьбой «Славы» озаботился Юрий Лужков, мэр российской столицы, в те времена — один из инициаторов шефства города Москвы над Севастополем и Черноморским флотом РФ, незаурядный лоббист своих масштабных проектов, соперничавший в борьбе за влияние на российский политикум с самим Президентом Ельциным.

К тому времени «Слава» уже находилась у причальной стенки родного ей завода им. 61 коммунара, куда была поставлена для проведения текущего ремонта и частичной модернизации, т.е. для выполнения тех самых «совместных решений». Здесь она пережила и ГКЧП, и обретение Украиной независимости, и раздел Черноморского флота, и оказалась в собственности России и с российским экипажем на борту. Финансирование работ прекратилось, и корабль сохранялся в нормальном состоянии только благодаря усилиям личного состава и дружеской поддержке работников завода и городских властей.

Командование Черноморского флота РФ, понимая значимость сохранения корабля в боевом составе, употребило усилия, чтобы убедить Ю.Лужкова оказать шефскую помощь крейсеру со стороны Правительства Москвы. Началось финансирование работ из бюджета города Москвы, что само по себе можно назвать весьма нестандартным решением, а в июне 1995 года корабль приказом главнокомандующего ВМФ РФ получил новое имя – «Москва», которое перешло к нему от выведенного из состава флота вертолетоносца постройки ЧСЗ.

В 1998 году Ю.М. Лужков с делегацией города Москвы посетил Николаев. Поднявшись на борт крейсера, он произнес зажигательную речь перед построенными на юте матросами и офицерами, а потом провел в кают-компании техническое совещание с высшими офицерами флота, членами правительства Москвы и работниками завода, на котором решались вопросы обеспечения финансирования, соблюдения графиков работ и преодоления различных бюрократических препятствий. Со стороны завода работами руководил тогда Виктор Михайлович Ставицкий, здравствующий и поныне. Автор этих строк, после 22-х лет работы заводским конструктором, к тому времени был избран депутатом Николаевского городского совета, и по поручению Николаевского городского головы Александра Яковлевича Бердникова присутствовал на этом совещании.

А вечером того же дня в Областном дворце культуры состоялся большой концерт для членов экипажа и их семей, который дал Иосиф Кобзон, прибывший в Николаев вместе с Юрием Лужковым.

После этого памятного визита ремонт крейсера ускорился: в июле 1999 года корабль возвратился в Севастополь, а уже в 2000 году, после проведения ходовых испытаний вошел в состав сил постоянной готовности.

Интересно отметить, что на борту флагмана Черноморского флота крейсера «Москва» состоялась еще одна встреча на высшем уровне: во время его похода в Средиземное море в 2003 году здесь состоялись переговоры Президента России Владимира Путина с премьер-министром Италии Сильвио Берлускони. Пригодился стол красного дерева, изготовленный для Михаила Горбачева и Джорджа Буша-старшего!

 Крейсер «Украина» уже не «Украина»

 Судьба трех крейсеров типа «Слава» нами освещена достаточно подробно. К этому следует добавить, что в заделе завода находились также пятый и шестой корабли серии, один из которых должен был называться «Россия», другой – «Адмирал флота Горшков». Но в 1990 году было принято решение их строительство прекратить – руководству страны было уже не до крейсеров…

Осталось рассказать об истории четвертого по счету крейсера, заложенного как «Адмирал флота Лобов». Она, эта история, наиболее драматична, но и весьма поучительна. В принципе этот недостроенный и заброшенный крейсер, продолжающий и сегодня находиться у причальной стенке на родном ему заводе, не представлял бы особой беды – за прошедшие годы утрачены и более значительные материальные средства, и куда более привлекательные перспективы развития, — если бы завод строил другие корабли и суда, или производил другую технически сложную конкурентоспособную на мировом рынке продукцию. И 13 тысяч квалифицированных инженеров и рабочих только завода им. 61 коммунара не лишились бы рабочих мест и приличного заработка, а город Николаев, город мастеровых, инженеров и научных работников, в мучительных поисках своей новой миссии не «прославился» бы как город, где сожгли Оксану Макар. Город корабелов, город адмиралов…

 Закладка четвертого в серии корабля на стапеле произошла в 1984 году, а 1 августа 1990 года он был спущен на воду. До ГКЧП оставался год с небольшим… Старшим строителем корабля в стапельный период был Анатолий Иванович Сидоров, а на достройке – Леонид Яковлевич Ангелов, который исполняет эту должность и по сей день.

В 1998 году «Адмирал флота Лобов» имел готовность более 95%. К тому времени это был классический «чемодан без ручки»: корабль находился в собственности Украины, но строился по заказу не существовавшего к тому времени ВМФ СССР. Власти правопреемника СССР – Российской Федерации, озабоченные строительством своего «национального государства», не способны были довести до ума даже ремонтируемый систер-шип «Лобова», крейсер «Москва», о чем рассказано выше. Ситуация сложилась анекдотическая: в заводе стояли, рядком-ладком, два могучих крейсера, две грозы морей, один – российский, другой – формально украинский, а на самом деле непонятно чей. Финасирование работ на одном из них осуществлялось Правительством Москвы, чуть ли не на общественных началах, другого – не производилось вообще.

«Адмирал флота Лобов» стоял у пирса завода без обслуживания и отопления в зимнее время, подвергаясь разграблению мародеров — искателей цветных металлов. Наконец, 17 февраля 1998 года Президент Украины Л.Д.Кучма принял официальное решение о переименовании крейсера в «Украину» и о его достройке для украинских ВМС. Началось финансирование, достаточное лишь для поддержания корабля на плаву, да и то нерегулярное и весьма скудное. На корабль была вселена украинская команда. Но сведущим людям, которые и тогда, а тем более сейчас, составляют в Украине стойкое меньшинство, было ясно, что «имперский» крейсер может быть использован с толком лишь путем его продажи той же России, либо с ее участием (все системы вооружения – российского производства) — третьим странам. Наиболее вероятными покупателями эксперты называют Индию и Китай.

Иосиф Кобзон на заводе им. 61 коммунара, справа от него – В.М. Ставицкий и автор этих строк

Лоббистом покупки крейсера Россией был все тот же Ю. Лужков, который предлагал Б.Ельцыну свои посреднические услуги по выкупу крейсера. Его предполагалось переименовать в «Санкт-Петербург». Но… «не срослось». То ли в цене не сошлись, то ли здравого смысла не хватило правящим элитам: ведь с некоторых пор в руководстве обоих государств ведущие роли стали играть не выходцы из военно-промышленных кругов, а другие люди – торговцы газом и другими сырьевыми ресурсами.

В 2004 году, когда премьер-министром Украины на короткое время стал кадровый судостроитель Анатолий Кириллович Кинах, вернулись к теме продажи крейсера третьей стране. Такое решение вопроса поддерживали те, кто понимал существо проблемы: главком ВМФ РФ Владимир Куроедов и командующий ВМС Украины Владимир Бескоровайный, считавший достройку корабля для Украины ошибкой. С корабля был удален украинский экипаж, спущен украинский военно-морской флаг, и крейсер снова стал безымянным, лишившись имени «Украина».

Николаевские судостроители, естественно, желали успеха переговорам, ведь завод 61 коммунара оказался заложником недостроенного крейсера, присутствие которого препятствовало размещению на заводе других заказов. Подразумевалось, что достройка корабля будет, конечно, доверена коммунаровцам.

Но… опять не срослось. Сначала обсуждали долю каждой страны в цене, которую собирались предложить потенциальным покупателям, потом решали вопрос о преодолении режима контроля за ракетными технологиями, который предусматривает запрет на продажу оружия с дальностью стрельбы более 300 км. Затем наступила развязка: потенциальные покупатели отказались от приобретения крейсера.

Г.С.Чопенко, фото 2012 года

Сведущим людям понятно, что появление на мировом рынке оружия такой грозной силы, как ударный ракетный крейсер, требует соответствущих политических решений, а они, в свою очередь, зависят от наличия (или отсутствия) политической воли у высших руководителей. В нашем же политикуме этого качества хронически недостает: в своем желании избегать осложнений они предпочитают подождать, пока «беременность рассосется». В нашем случае это означает, что рано или поздно возможность достройки корабля будет исчерпана, и придется принимать решение об утилизации крейсера, а то и просто о его затоплении на глубоком месте.

В последние годы в России, пытающейся возродить прежние военно-морские амбиции, принята обширная программа военного кораблестроения. Принято решение и о ремонте и модернизации находящегося на консервации атомного ракетного крейсера проекта 1144, однотипного с находящимся в строю крейсером «Петр Великий». Но и постройка кораблей такого класса, как «Слава», и модернизация и возвращение в строй атомного ракетного крейсера обойдутся России заведомо дороже, чем приобретение у Украины бывшей «Украины» (или бывшего «Адмирала флота Лобова»). К тому же, по своим боевым возможностям крейсера типа «Слава» превосходят находящиеся сейчас на вооружении ВМФ РФ и крейсер «Петр Великий», и эсминцы проекта 956. Но здесь, видимо, желание «наказать» Украину оказывается выше здравого смысла и «меркантильных» расчетов. В общем, «назло бабушке отморожу уши»…

 В заключение поведаю поучительную историю «на тему» — о том, как киевские тележурналисты, гостившие в Николаеве, совершили экскурсию на завод, на крейсер, тогда еще «Украина». Они, привыкшие к тому, что «культурной столицей Украины является город Львов», с большим интересом рассмотривали чудо-корабль, созданный благодаря специфической военно-технической культуре, присущей николаевским корабелам. «Неужели это мы строили?» — этот вопрос задавался многократно. «Да, ребята, это строили МЫ», — отвечали им я и мои коллеги, самому молодому из которых было слегка за 60. А будем ли строить и дальше – Бог весть…

Автор: Юрий Ицковский, газета «Южная правда»